0

«Тихоокеанский рубеж»: мнение редакции

«Тихоокеанский рубеж»: мнение редакции

Неделю назад в прокат вышел «Тихоокеанский рубеж» — новый фильм одного из главных визионеров Голливуда, Гильермо Дель Торо. Сегодня, в очередном выпуске рубрики «Контекст», три сотрудника редакции Gmbox.ru делятся своими впечатлениями от этого ошеломляющего фильма.

Илья Овчаренко, руководитель Gmbox.ru:

Есть фильмы, перед просмотром которых необходимо оставить скепсис снаружи. Визуальное искусство в своем изначальном состоянии должно в первую очередь развлекать, а потом уже погружать в контекст тех, кто готов его воспринимать. Pacific Rim именно такой — местами очень глупый и вторичный, с совершенно очевидным сюжетом про «засунуть бомбу монстрам в зад», но при этом дюже зрелищный и совершенно чудесный с визуальной точки зрения. Идти на него надо обязательно, как на новый атракцион, от которого просто захватывает дух; как на трибьют собственному детству и тому времени, когда вместо последнего урока вы с высунутым языком изображали «грендайзера» с собственными инженерными находками.

Pacific Rim это, в первую очередь, трибьют всему меха-движению последних тридцати с лишним лет. Также это попурри из всеми любимых штампов, которые, благодаря технологиям, удалось наконец-то реализовать в кино. Мы видели это в многочисленных (по большей части, японских) «макроссах», «роботехах» и «гандамах», но довести это до нынешнего визуального абсолюта удалось именно в Голливуде. Гильермо Дель Торо всегда с должным пиететом относился к гикам и им сочувствующим, проявив себя еще на экранизациях «Хэллбоя», а к Pacific Rim подошел уже во всеоружии, устраивая на экране настоящее безумие с применением исполинских роботов и чудовищ.

Здесь очень четко прослеживается продюсерская рука, оптимизирующая не всем близкую тематику роботов под массового зрителя. Тут вам и китайско-русско-американский состав роботов, и любовная история, тайна, неосуществленная мечта, самопожертвование и вот эта самая бомба в жопу чудищам. Это можно воспринимать как низкий жанр, а можно подумать, что с точки зрения нарратива меха-культура за все эти годы не ушла дальше. Столкновения гигантских роботов с бездной или космосом созданы для лаконичной атмосферы, которая не будет отвлекать от главного. Главный вопрос, который остается после просмотра “Тихоокеанского рубежа” лично у меня - “почему так мало битв?”.

Ответ лежит как раз в стремлении фильма к как можно более широкой аудитории, о чем сказано выше. Но даже этот ход не сильно помогает фильму сорвать кассу — тема остается впечатляющей, но не до конца очевидной; ударных актеров нет, а Рон Перлман всегда был понятен единицам; плюс — это новая франшиза, да и сам Дель Торо известен как любитель экспериментов. Понятно, что все гики так или иначе сходят — такие вакханалии с роботами бывают редко, и пропускать их нельзя, а вот более широкой публике приходится объяснять. Так давайте это сделаем вместе; Pacific Rim — абсолютная вершина в зрелищном кино.

Стас Ломакин, редактор рецензий:

Примерно за неделю до мировой премьеры Pacific Rim Хидео Кодзима оставил в «Твиттере» несколько восторженных записей по поводу фильма. Например: «I have never imagined that I would be fortunate enough to see a film like this in my life». Попытки со второй можно угадать, на каком моменте Кодзима сочинил этот твит,  но мне показалось важным, что фильм понравился именно Кодзиме. Человек больше двадцати лет пытается воплотить идеи кино в играх, и возможно, ждал этого же от кино, и тут, похоже, находит единомышленника в лице Дель Торо.

Я вроде как не ожидал от него такого простого фильма, но если бы он был прост: это фильм играет со зрителем, причем в старую, хорошую игру. Обсуждая «Рубеж», многие с удовольствием рассказывали, как легко им было предугадать развитие событий. Любые глупые разговоры и неловкие сцены в итоге заканчиваются тем, что огромная инопланетная тварь получает по морде трехпалубным лайнером,  и таких сцен в фильме примерно на час. Предсказуемость «Рубежа» — это особое взаимодействие со зрителем, аттракцион, приключение невиданной ранее красоты; плюс — трибьют всем нашим пластмассовым войнам во дворах и комнатах. Для удобства освоения в этой игре все знакомо — Кодзиме, мне и, скорее всего, вам, причем каждый сюжетный поворот именно что «знаком», а не «предсказуем».

Ох, наверное эти американские продюсеры совсем запудрили мне мозги, ну да ладно. В общем, как и все мы, я тоже рад был увидеть, как в голливудском фильме огромный робот с японкой за рулем достает меч и...

Андрей Загудаев, главный редактор: 

В одном из материалов «Контекста» я уже писал, что «Тихоокеанский рубеж» похож на лучший сон ребенка — роботы, сражающиеся с огромными монстрами и рушащие мегаполисы одним взмахом стальных клешней, под аккомпанемент дождя, взрывов и всполохов огня. Все это оказалось чистой правдой, но многие ошибочно провозгласили «Тихоокеанский рубеж» одой гикам с их непонятными обычным людям хобби: человекообразными мехами, боевым аниме и прочим радостям.

«Тихоокеанский рубеж» чуть глубже, чем принято о нем думать. На экране Дель Торо каким-то известным только ему способом реконструирует не определенную серию из «Грендайзера» или «Вольтрона», а настоящее воспоминание из детства. Те незабываемые вечера, когда мы сами играли на родительском диване с лучшим другом в боевых роботов, нечеловеческими криками изображали взрывы, орали какие-то подслушанные в очередном мультфильме идиотские фразы («Форм блэйзинг сворд!»), ломали построенные наспех из домашнего конструктора декорации и, разумеется, получали от этого действа удовольствие, доступное именно что в детстве. Именно это и напоминает «Тихоокеанский рубеж»; и поэтому его можно смотреть и пересматривать с любой сцены, с начала, с конца, задом наперед, но каждый раз — до финальных титров.

Дель Торо, надо снять перед ним шляпу, снимает «Рубеж», руководствуясь именно правилами детской игры, а не взрослого кинематографа. Герои больше делают, чем говорят, почти не срываются в ненужную лирику и при каждом удобном случае Дель Торо возвращается к главному — блестящим боевым егерям, кайдзю и войне человечества против пришельцев. В конце концов, потому что для простого мальчишки  в детстве это всегда важнее, чем все на свете, включая девчонок, газировку или мир во всем мире. Он не думает о том, что происходит после финальной битвы именно поэтому — сражение закончилось, а с ним и игра. Вы не отыщите во всем мире ребенка, который после победы над другом в любой подобном соревновании, стал бы задумываться о продолжении. И Дель Торо такой же.

В этом смысле все проблемы «Рубежа» — в его же достоинствах. 200-миллионную махину, на которую люди со всей планеты должны были двинуть стройными рядами в кинотеатры, нельзя, как бы мы сильно того не желали, посоветовать всем и каждому. Если у вас в душе не живет маленький мальчик (или девочка, почему нет?), который в детстве сходил с ума по всему вышеперечисленному, то в «Рубеже» вам делать нечего — для вас картина Дель Торо станет просто очень красивым летним блокбастером, который выгоднее всего смотрится на больших экранах IMAX-кинотеатров. Но и это уже, согласитесь огромное достижение, которое многим, даже самым талантливым режиссерам-визионерам, оказывается сегодня просто не по зубам.

Что говорят про Pacific Rim

Фильм Дель Торо понравился не только нам, но и многим селебрити, в том числе и из игровой индустрии.

Один из первых восторженных отзывов оставил Хидео Кодзима, автор Metal Gear Solid:

Писатель-фантаст Нил Гейман:

Геймдизайнер Клифф Блежински:

Рэп-исполнитель Канье Уэст:

И кино-критик Роман Волобуев:

Также по теме