0

Рецензия на фильм «Трансформеры: Эпоха истребления»

Рецензия на фильм «Трансформеры: Эпоха истребления»

Четвертый фильм Майкла Бэя о Трансформерах, который выходит в российский прокат с подзаголовком «Эпоха истребления», формально не является перезапуском франшизы. Сюжет новой картины – прямое продолжение предыдущей ленты, выпущенной три года назад. Однако следует помнить, что от главных героев предыдущих частей избавились – ни Шайи Лабефа, ни Роузи Хантингтон-Уайтли (которая, в свою очередь, сменила Меган Фокс только в третьей серии) в «Эпохе истребления» зрители не увидят.

Теперь главным героем является Кэйд (Марк Уолберг), изобретатель и отец-одиночка, живущий на ферме вместе с дочерью-старшеклассницей Тессой (Никола Пельтц). Однажды в поисках всякой рухляди, из которой можно было бы собрать что-то дельное, он наткнулся на полуразволившийся грузовик. Машина — сюрприз! — оказалась Оптимусом Праймом, предводителем добрых роботов–автоботов. В куче хлама Оптимус прятался потому, что на него самого и его коллег начала охоту организация, связанная с правительством США. Кэйд ремонтирует робота — и в результате сам изобретатель, его дочь и ее бойфренд (Джек Рейнор) тоже становятся целями головорезов в черном.

Ситуация осложняется еще и тем, что злоумышленникам помогает некая ранее неизвестная людям разновидность Трансформеров, прибывшая из глубин космоса на огромном корабле. Кроме того, крупная технологическая корпорация, изучающая инопланетных роботов, пытается построить их управляемые копии. Как известно, подобные эксперименты в большинстве случаев ничем хорошим не кончаются. Понятно, что в конечном итоге Кэйду и Оптимусу Прайму приходится спасать несчастную Землю.

При том, что людей-героев полностью заменили на новых, суть «Трансформеров», разумеется, не поменялась. Сериал Бэя — вообще о гигантских роботах, а не о человечках, путающихся у них под ногами. И с роботами в «Эпохе истребления» все в полном порядке. Их много (в том числе и новых), они великолепно прорисованы, качество анимации ничего кроме восторга не вызывает. Кроме того, многочисленные и продолжительные экшен-сцены будто бы сняты более стабильной и уверенной камерой. По крайней мере, во время сеанса не укачивает, как при просмотре третьих «Трансформеров» (это можно объяснить и тем, что зрители просто-напросто привыкли), а все происходящее на экране в подавляющем большинстве случаев можно разглядеть.

Но если предыдущие «Трансформеры» были американскими горками, то новые — это фейерверк продолжительностью в 2:40. Причем петарды запускают с близкого расстояния прямо в лицо. Эффект все это вызывает вполне предсказуемый — теперь на сеансе не укачивает, а просто разрывает голову на части. Если целостность черепной коробки удается сохранить, то в ушах еще долго стоит низкочастотный гул (он сопровождает всю вторую часть фильма) и эхом отдается смачное металлическое чавканье.

По силе воздействия «Эпоха истребления» сравнима, простите, с лентой «Трудно быть богом» Германа. Хронометраж сопоставим, остальное — не вполне. У Германа — 15 лет работы, у Бэя — 165 миллионов долларов. В условной экранизации Стругацких — детализированное инопланетное средневековье в ч/б, в «Эпохе истребления» — буйство красок, ноги Николы Пельтц, тщательно прорисованные чешуйки на Диноботе. Но различия не так важны. Обе ленты, кажется, пытаются изнасиловать зрителя — и обе в этом преуспевают. Герман, правда, показывал то, что зрителю видеть не хочется. Бэй, напротив, аудитории пытается угодить, подстраивается под вкусы и дает все,  что просят — только в каких-то совсем уж избыточных количествах. Подходы разные, результаты сопоставимы: представить, что кто-то получит удовольствие от просмотра любой из этих двух картин, довольно сложно.

Штука в том, что в случае с «Трансформерами» создатели это зрительское удовольствие, видимо, предполагали.

«Трансформеры: Эпоха истребления» уже в прокате. 

Также по теме

Также по теме