СлавКрафт: Святослав Бочаров играет в Anno 1800 | Online

0

«У меня закончилась жвачка». Наследие 3D Realms

«У меня закончилась жвачка». Наследие 3D Realms

Всего за пару дней случились три важных события: я сыграл в Shadow Warrior, переизданную для PlayStation 4, выяснил, что легендарный Ричард «Levelord» Грэй живет в Москве, а 3D Realms объявила о своем возрождении.

Год был, кажется, 1996. Я получил в подарок свой первый компьютер (это был «Пентиум 100», звучало круто) и углубился в изучение игр, до которых раньше мне было не добраться никак, разве что сходить к кому-нибудь в гости. Культовой вещью в ту пору был Doom 2, играть в которую было невероятно страшно, затем Quake, от трехмерности которой разрывало голову. Где-то в этот период вышла та игра, которая «круче», как уверяли одноклассники. Это была Duke Nukem 3D.

Действие разворачивалось в городе, захваченном инопланетянами и мутантами. Мы не вдавались в подробности, не пытались выяснить, что тут к чему, и нам, откровенно говоря, было пофигу — важнее было знать, что тут есть свиньи в полицейской форме, пушка, которая уменьшает противников, замораживатель и другие замечательные вещи. А еще в стрип-клубе можно было встать к микрофону, нажать «действие», и главный герой хрипло тянул «Booooorn to be wiiiiild».

А еще можно было давать нарисованным женщинам деньги, они расстегивали бюстгальтеры, и мы над этим смеялись.

Создатели Duke Nukem 3D взорвали нашу юность вещами, которых не было в других играх. В главном меню играет рок. Герой комментирует происходящее, как полный придурок. Можно плавать. Можно стрелять и одновременно с этим бить врага ногой. Есть реактивный ранец. Все это было до того увлекательно, что на какое-то время DN3D стала главной игрой класса информатики — в нее рубились все вплоть до старшеклассников, и с лидирующей позиции на чемпионатах группы продленного дня ее спихнула только Counter-Strike.

Сейчас, когда детские восторги давно позади, про Duke Nukem 3D становится понятно еще больше интересных вещей. Например, дизайн уровней. Все, что происходило в этой игре, было абсолютно логичным, и 18 лет назад это поражало. Первая карта — улица Лос-Анджелеса с кинотеатром и близлежащими постройками. Включить проектор, поднять занавес, разбить экран, забраться в секретное помещение, взять добычу. В отличие от Doom, Quake, Hexen и других легендарных современниц, Duke Nukem 3D была построена согласно понятным и закономерным принципам, в которых не было никакой фантастики — была железная логика и радость очередной добыче. До всего, что было доступно в этой игре, можно было догадаться, не подглядывая в прохождение — и фаворитом публики эту игру сделало именно обилие возможностей. В Duke Nukem 3D многое было МОЖНО. Это ли не главная награда для ребенка, который развлекается в игре, как младенец в манеже, и игрушки, разбросанные вокруг, кажутся всем самым главным в жизни?

У Duke Nukem 3D был довольно популярный графический движок Build Engine, на основе которого с небольшим отрывом от оригинала было создано еще несколько игр.

Например, Blood — ее сделала Monolith Productions, авторы No One Lives Forever, F.E.A.R. и недавней Shadow of Mordor.

— Blood означает «кровь». Это что же, игра так и называется, «кровь»? — удивленно выпучивает глаза мама одноклассника, к которому мы зашли поиграть. — А вон мужчина на столбе зачем висит?

Если зомби взрывался, то его оторванной головой можно было играть с самим собой в футбол — это почему-то первая ассоциация, которая приходит на ум многим, кто в детстве застал Blood. Также в сестрах Duke Nukem была игра Redneck Rampage (Xatrix Entertainment, эта компания потом сделала Kingpin) про двух фермеров-дебилов, у которых инопланетяне украли любимую дойную корову (или свинью, неважно). Если нажать «Y», то главный герой орал «yeeeeehaw».

Эти условные клоны Duke Nukem 3D в едином порыве вышли в 1997 году, и уже тогда они мало кого волновали. Сейчас 3D Realms снова в деле, и логичным образом возникает вопрос — что будет дальше.

Ясно, что старые приемы уже не сработают. Опыт Duke Nukem Forever показал, что возвращения героя, который рассказывает ветхие анекдоты на новый лад, никто не ждет. Дюк Нюкем — как последний герой боевика из фильма про Шварценеггера. За пределами экрана он стар и уязвим, но вместо пуль теперь обвинения в сексизме, объективации женщин и прочая современная чепуха. 

Последний раз хорошо шутить про жопу в шутерах удавалось Epic Games и People Can Fly в Bulletstorm (там, правда, поток юмора жестко контролировал Клифф Блежински). Насколько уверенно на эту сцену вновь взойдет ветеран жанра — большой вопрос. Но нам, скорее всего, будет наплевать: впервые увидеть в Duke Nukem 3D стриптиз — это, понимаете, почти как в первый раз раздеть настоящую женщину. Такое ни одной новой шуткой, ни одним перезапуском не переплюнешь.

Также по теме