7

Пять игр года. Выбор Артема Комолятова

Пять игр года. Выбор Артема Комолятова

Давайте начистоту — в 2014 году было не так уж и много игр, способных состязаться за звание лучшей. Из-за этого в личных топ-5 моих коллег проекты попадаются более-менее одни и те же — выбирать-то особо было не из чего. От меня тут вроде как тоже требуется назвать пятерку самых-самых игр 2014-го и написать про них что-нибудь хорошее.

Вместо того, чтобы хвалить уже не раз воспетые проекты, предлагаю альтернативу. В каждой игре из моего списка был момент, после которого я четко осознавал — она попадет в мой личный топ-5. Я считаю, что эти эпизоды сами по себе отлично описывают лучшие игры 2014 года.

 

Dark Souls 2

Сижу за Dark Souls 2 уже четырнадцать часов подряд. Копия ранняя, эмбарго на публикацию рецензии спадает через пару дней — надо успеть все пройти плюс еще и текст написать. Мозг хочет спать. Глазам хочется закрыться — возможно, насовсем. Желудок ясно дает понять, что еще один день на чипсах и газировке он не выдержит.

Последние часы я бродил по темным подземельям, жутким пещерам и пыльным руинам. Я рубил 15-метровых демонов, гигантских рыцарей, отвратительных червей и орды обезумевших мертвецов. Я прошел через замок Дранглика, победил Зеркального рыцаря — в общем, к тому моменту я был готов ко всему, что может дать Dark Souls 2.

И тут после всех этих ужасов и испытаний мой герой оказался в восхитительно красивом месте — Святыне Аманы (Shrine of Amana). В ровной глади воды отражаются светящиеся цветы. Солнечные лучи пробиваются через корни и ветви гигантских деревьев. В отдалении — одинокая хижина, из которой слышится чарующее женское пение. Покой и благодать.

Это было до того неожиданно и пронзительно красиво, что я минут пятнадцать просто стоял на месте и любовался. Потом медленно побрел вперед. Провалился в омут. И умер.

 

South Park: The Stick of Truth

Я много смеялся, проходя The Stick of Truth. Я смеялся, когда нашел в доме Картмана «Набор для выживания от Брэда Питта». Когда отыскал Иисуса. Когда победил Челмедведосвина в исполнении бывшего вице-президента Эла Гора. Когда сделал аборт отцу Стэна. Когда на корабле пришельцев… в общем, тогда я тоже смеялся. Эпизоду в спальне родителей просто повезло стать эдакой «последней каплей», из-за которой South Park и попал в этот список.

Герой, уменьшенный до размеров мыши, сражается с гномами в спальне родителей. При этом пока идет бой, на заднем плане мать и отец занимаются сексом. Затем битва переносится на саму кровать. Отчетливо помню момент, когда в голове пронеслось: «Я не могу представить подобную сцену нигде, кроме как в игре по “Южному парку”». Произошло это, когда я жал W на клавиатуре, чтобы увернуться от мошонки.

 

Shovel Knight

Наша с Shovel Knight Большая Любовь случилась на кладбище. Если точнее — во время битвы с одним из начальных боссов, Specter Knight. Так-то в этом эпизоде нет ничего особенного: противник не особо сложный, да и механика боя более-менее привычная, ничего примечательного в сражении не происходит. Но почему-то в момент последнего удара по боссу откуда-то из глубин мозга хлынули ностальгические воспоминания — настолько сильные, что даже стыдно писать.

Вспомнилось, как увидел первую в своей жизни видеоигру — ей стала Contra для «Денди». Как лежал в руках геймпад — прямоугольный и неудобный. Как пахли еще теплые картриджи, только что вытащенные из приставки. Как 8-битные мелодии из Super Mario Bros., DuckTales 2 и Battletoads намертво застревали в голове. Как покорялись уровни и боссы.

Страшно захотелось, чтобы Shovel Knight вышла тогда, в пору моего детства, и стала бы моей любимой игрой. Ни одному римейку, ни одному проекту с Kickstarter, ни одной другой современной игре не удавалось развести меня на подобные сопли.

 

Wolfenstein: The New Order

Пятнадцатая глава, почти самый финал игры. Бласковиц возвращается в штаб сопротивления — вскоре после облавы нацистов. Родной дом окутан огнем и дымом. Боевых товарищей либо пристрелили, либо взяли в плен. Солдаты добивают уцелевших. Классический прием «враги сожгли родную хату — иди мсти», ничего сверхъестественного. Тем не менее, работает.

Как только первый нацист получает пулю в лоб, вступает мощная музыка — аж мурашки по спине. Сразу отключается желание действовать осторожно и тактически — хочется только бежать и  стрелять. В кампании Wolfenstein и раньше были отличные перестрелки, но этот эпизод — настоящее «gun frenzy». А когда местный Джими Хендрикс (аллюзия очевидная же!) врубает усилитель и играет гимн США на электрогитаре… В общем, после этой сцены я отложил геймпад, встал и начал аплодировать. Серьезно! Стою, как идиот, один в пустой комнате — и хлопаю. Только никому не говорите.

 

Dragon Age: Inquisition

Просто, чтобы вы понимали — весь ноябрь Dragon Age: Inquisition была костью в моем горле. За месяц мне пришлось написать превью по результатам пресс-ивента, сценарий для видео-обзора, рецензию, советы и, простите, прохождение. Я прошел ее дважды и убил на Dragon Age больше сотни часов. Легко представить, что к концу ноября я не мог произнести слово «инквизиция» без наворачивающихся слез.

Нет, вы не подумайте плохого — игра замечательная. Особенно если есть возможность дозировать игровые сеансы (часто журналисты подобной роскоши лишены). Так что когда все основные материалы были готовы, я с облегчением попрощался с Dragon Age: Inquisition. Как в сложных отношениях: «Нам надо отдохнуть друг от друга».

До сих пор не понимаю, как и почему это случилось, но через три дня я вернулся. Чтобы собрать все магические осколки, закрыть последние разломы, истребить оставшихся драконов, выполнить задания союзников, отыскать сокровища — словом, завершить мелкие дела. Может, это перфекционизм. Может, какой-то стокгольмский синдром — не важно. Главное, что я был по-настоящему рад вернуться и провести за Inquisition еще больше времени. Момент возвращения стал главной причиной, из-за которой DAI есть в моем списке. Это единственная игра из него, которую мне пришлось бросить, чтобы полюбить.

Также по теме

Также по теме