СлавКрафт: Святослав Бочаров и Рустам Касумов играют в Crossout | Online

3

Пять игр года. Выбор Надежды Вайнер

Пять игр года. Выбор Надежды Вайнер

2014 год в игровой индустрии выдался нервным и неровным. Это понятно: все-таки в переходный период, когда старые консоли сменяются новыми, выпускать много хороших игр затруднительно. Разработчики больше заняты тем, чтобы разобраться с новыми устройствами, чем просто спокойной разработкой на давно уже знакомых и привычных приставках. Но даже в такое непростое время вышло достаточно хороших историй, чтобы было, из чего выбирать. Шеф-редактор Gmbox Надежда Вайнер составила свой топ-5 самых запомнившихся и полюбившихся игр 2014 года.

South Park: The Stick of Truth

Игру по «Южному парку» от студии Obsidian (создателей, между прочим, Fallout: New Vegas) я начала ждать в 2011 году, когда стало известно о ее существовании. Тогда у «Палки истины» не было даже названия; вообще почти ничего не было, кроме того, что она есть и я хочу в нее поиграть. Желательно, завтра. А лучше прямо сейчас. 

Судьба у игры была трудной: она меняла издателя, ее несколько раз переносили. По идее, это должно было сказаться на истории Кайла, Кенни, Картмана, Стэна и других. Но «Палка истины» оказалась крепким бойцом. Когда я впервые запустила ее и вынырнула много часов спустя, мне стало абсолютно ясно, что годы ожидания прошли не зря. Как и сам сериал, она пошлая, гомерически смешная, нелепая и ужасно трогательная.

Я не знаю, что в этой истории мне запомнилось сильнее всего. Там всегда есть, чем заняться: переодеваться в девчонку, искать Иисуса, сражаться с гигантским зародышем-зомби (и нацистом к тому же) или странствовать по Канаде, опасно похожей на The Legend of Zelda. Выбирай, что хочешь. Единственная проблема «Южного парка» — это продолжительность. Спустя жалкие двадцать часов оказывается, что вся Канада уже обшарена, Эл Гор сражен, а Иисус найден. Тогда только и остается, что сказать: «Сегодня мы многое поняли — ох черт, они убили Кенни и игру слишком рано!»

Angry Birds Epic

Вообще-то я не большой фанат мобильных игр, тем более презренного «доната». Вообще-то у меня есть все современные консоли (включая Wii U), кое-что из старых (включая «Денди»). Вообще-то в 1990 году я играла в Donkey Kong. 

Ладно, кого я дурю.

Angry Birds Epic — это, извините, ролевая игра, за которой я провела в этом году больше времени, чем мои коллеги — за Dragon Age: Inquisition и Divinity: Original Sin. Я играла в нее в метро, дома, немножко даже на работе, в отпуске — и играла бы в самолете, если бы там наконец провели интернет. Я рублюсь почти год и, кажется, отпустит меня нескоро. Там все очень просто: небольшой островок, бои со свиньями, минимальный крафт и зельеварение. Но оторваться невозможно. Смогу ли я пройти сражения в мрачных свинских пещерах лучше моих друзей? Наберу ли я максимум очков в очередном испытании? Накоплю ли достаточно золота, чтобы купить птицам все доступные классы?

На днях к Epic прикрутили еще и соревновательный мультиплеер, где можно сражаться с командами других игроков, и она стала еще лучше. Оказалось, что биться с чужими птицами — это веселое, интересное и затягивающее занятие. И вот тут я, пожалуй, даже благодарна Rovio за фритуплей: не платя, можно играть только до трех поражений в сутки. А значит, у меня есть хоть какие-то шансы на то, чтобы иногда есть, спать и работать.

Diablo 3: Ultimate Evil Edition (версия для PS4)

Diablo 3 во многом похожа на Epic — такие же семечки для мозга. Ни смысла, ни глубины в ней нет: беги вперед, убивай все подряд, греби золото и лут. Если станет скучновато — повышай уровень сложности и повторяй то же самое, пока не надоест. Но, как и Epic, Diablo 3 чудовищно затягивает и заставляет проваливаться внутрь до утра, даже если ты разумный взрослый человек. Этим и прекрасна: в нагрузку к бессмысленному сюжету идет жажда свершений. Каждый законченный бой вызывает желание пройти следующий.

Завершившаяся глава не имеет смысла, важно лишь то, что дальше. Мы с мужем играли в Ultimate Evil Edition вдвоем, и я чувствовала, что вернулась в детство. Каждый раз, когда он предлагал прерваться, я вскидывалась и ныла: «Ну давай завалим еще вооон того босса и тогда уже пойдем!»

Забавно, что при всей бессмысленности сюжета в Ultimate Evil Edition он все-таки важен. Соскочить я смогла только тогда, когда после убийства Малтаэля пошли титры. Blizzard очень старалась, чтобы игроки на самом деле не забрасывали наркотик, как только закончится кампания — туда добавили новые испытания и приключенческий режим прохождения. Но знание того, что я уже все это видела, убила и разграбила, полностью лишило меня азарта. «А вот теперь чая и десять лет ждать следующей части» — но черт возьми, каждая следующая Diablo того стоит. 

Sunset Overdrive

Лучшее слово, которое у меня есть для этой игры, это «упоротая». Так вот, Sunset Overdrive — это самый упоротый экшен из всех вышедших за 2014 год. Он очень быстрый, веселый и в лучшем смысле безумный. Тут все время что-то взрывается, из кого-то хлещут потоки жидкости, а вокруг прыгает по проводам и бордюрам главный герой, очень довольный и собой, и концом света.

Рассказать про нее очень сложно: это все равно, что пытаться описать большой новогодний салют. «И, значит, тут всё как бахнуло, а потом еще была такая цветная штука, а потом еще фонтан, ну и было очень круто, п'нятненько?» — короче, слов для этого не очень много. Зато впечатления и от салюта, и от игры остаются похожие. Бог весть, что это было, но точно знаю, что мы все славно повеселились.

The Vanishing of Ethan Carter

История Итана Картера — единственная серьезная игра в моем списке. Она очень глубоко меня задела, и три с лишним месяца спустя я продолжаю о ней думать. Она начинается как фантастический нуар, где детектив-специалист по сверхъестественному приезжает искать пропавшего мальчика. А заканчивается — как самый грустный рассказ Рэя Брэдбери про детство, одиночество и мечты.

А еще она очень красивая — той тоскливой красотой, которую узнает любой человек, проведший хотя бы кусок детства в средней полосе. Допустим, у нас нет таких гор, как в Рэд Крик Вэлли, но речушки, леса, плотины и поляны — знакомы до боли. И очень реальны — настолько, что через пару часов грань между мной за компьютером и Полом Просперо, блуждающим по лесу внутри игры, практически стерлась.

Также по теме

Также по теме