0

Никто не ожидает испанскую инквизицию: превью Dragon Age Inquisition

Никто не ожидает испанскую инквизицию: превью Dragon Age Inquisition

Буквально за пару недель до релиза Dragon Age: Inquisition редакция Gmbox получила приглашение на превью по игре — последнее перед ее выходом. Мне удалось поиграть в полную версию Inquisition, а также пообщаться с продюсером игры Кэмероном Ли. Все это — ради отсылки к «Монти Пайтону» в заголовке и одного ключевого сообщения: с DAI все будет хорошо. Кто бы что ни говорил.

BioWare вновь прибегают к старому, но пока работающему приему. Как и в своих прошлых играх, разработчики почти сразу вешают на главного героя ярлык Избранного (джедая из Star Wars: Knights of the Old Republic, Спектра из Mass Effect — ну, вы понимаете) и отправляют его как-то с этим жить. В Inquisition ваш персонаж почти сразу получает уникальную способность. Только он может закрывать разломы между миром людей и параллельным измерением, откуда лезут духи, демоны, монстры и прочие сверхъестественные сущности. Этот навык оказывается очень кстати в условиях надвигающегося апокалипсиса — без вашей помощи мир обречен. Словом, BioWare, как обычно, закладывают сюжетные бомбы и создают основы для интересных ситуаций. С одной стороны, уникальный дар и репутация мессии открывают большие возможности, а с другой — накладывают большую ответственность и злят недоброжелателей.

Кэмерон Ли: «Для нас очень важно, чтобы игрок чувствовал свое исключительное место во вселенной. Разумеется, главные герои многих игр тоже являются в чем-то выдающимися. Например, Дрейк из Uncharted — он талантлив, умен, остроумен... Но вряд ли его можно назвать Избранным. Мы в BioWare видим в этом «синдроме мессии» большие возможности для создания по-настоящему интересных историй. Вот небольшой пример: очень многие в Inquisition относятся к главному герою как к божественному посланнику, спасителю рода человеческого. Игрок может поддерживать это мнение, способствовать укреплению этого мифа вокруг своей персоны. Можно и наоборот — быть максимально рациональным и пресекать всякое обожествление образа. Увидите, к чему это приведет».

Особое положение главного героя обеспечивает ему одну из центральных ролей в Инквизиции — специальной организации, призванной остановить вторжение демонов. На первых порах власть и авторитет Инквизиции мало кто признает — несмотря на всеобщий кризис, различные фракции предпочитают дуться друг на друга и пытаются найти решение проблемы самостоятельно. Одна из ваших главных задач в новой Dragon Age — это превратить Инквизицию в самую могущественную организацию в мире. Хотя бы на военное время.



Выполняя задания и оказывая помощь разным сторонам, вы укрепляете мощь Инквизиции. Очистили регион от разбойников — получили признание у аборигенов. Добыли ценные ресурсы — улучшили снаряжение подчиненных. Разбили лагеря, разведали местность, спасли ценного персонажа — добрые дела забыты не будут. Постепенно влияние Инквизиции становится больше, растет количество всевозможных бонусов, а на выполнение некоторых квестов разрешают посылать приближенных советников. В результате очень скоро начинаешь чувствовать себя у руля по-настоящему важной и большой организации — со своей сетью агентов, планами по «захвату» регионов и прорвой возможностей.

Кэмерон Ли: «На самом деле, главным героем серии Dragon Age является мир. В отличие от, например, Mass Effect — эта сага посвящена пути одного героя, капитана Шепарда. В случае с DA мы стараемся использовать другой подход. Каждая часть рассказывает о каком-то важном событии или аспекте вселенной Dragon Age. Мы уже показывали Мор (Blight) в первой части, нападение кунари и начало войны между магами и храмовниками в Dragon Age 2, теперь расскажем про вторжение демонов и становление Инквизиции. Несомненно, все это по-своему повлияло на каждую часть DA. А ведь нам еще столько всего хочется показать — Антиву или Империю Тевинтер... Да кучу всего!».

Хотя макроменеджмент является важной частью Inquisition, большую часть времени главному герою предстоит самому выезжать на ответственные задания. Они редко обходятся без стычек — а сражения лично мне долгое время казались одним из самых спорных элементов Inquisition. В роликах битвы казались до обидного простыми — прибегать к тактической паузе вроде как не было никакой необходимости. К счастью, на деле все иначе.

Inquisition временами требует от игрока предельной собранности. Даже если монстры всего на один уровень сильнее, чем члены вашей партии, этого бывает достаточно для бесславного поражения. После нескольких легких обучающих битв я стал пренебрегать тактической паузой и даже переключением между союзниками — просто бегал главным героем да махал двуручным мечом. Такой подход быстро перестал быть эффективным: сначала у меня наметился дефицит целительных зелий, а потом поражения пришлось терпеть даже от обычного медведя. Dragon Age: Inquisition не пытается быть хардкорной ролевой игрой в духе Divinity: Original Sin, однако легкомысленного отношения к себе не прощает.



При этом Inquisition выглядит ощутимо красочнее и даже жизнерадостнее первых частей серии. Хоть номинально тут темное фэнтези, визуальный ряд это почти не подчеркивает — разве что лица персонажей после битв заляпаны алой кровью. Продюсер Inquisition же заявил, что «чернуха» никуда не делась — просто мрак вселенной Dragon Age лежит не на поверхности.

Кэмерон Ли: «Inquisition продолжает использовать эстетику мрачного фэнтези, но делает это немного иначе. Некоторые локации (особенно начальные) действительно солнечные и яркие, однако подобная благодать — сугубо внешняя и царит далеко не везде. Наши дизайнеры пытались сделать облик каждой зоны по-настоящему уникальным. У каждой из них есть своя тема и собственные особенности. Вероятно, поэтому они кажутся более красочными, чем в прошлых частях Dragon Age. Правда в том, что в Inquisition хватает по-настоящему жутких и даже шокирующих вещей. Например, в одном из городов Орлея — внешняя роскошь, зажиточная аристократия и экстравагантные персонажи. Какой ужас там творится на самом деле, вам еще предстоит узнать».

В остальном Inquisition производит впечатление игры в лучших традициях BioWare. То, в чем студия всегда была сильна, сохранено и в новой Dragon Age: никуда не делись занятные диалоги и запоминающиеся персонажи. Ошибки прошлого — например, сомнительную боевую систему из Dragon Age 2 — успешно исправили. Плюс разработчики заинтриговали сюжетными сюрпризами и отличным менеджментом Инквизиции. Иными словами, либо недостатки DAI тщательно спрятаны, либо перед нами полноценная реабилитация серии после спорной Dragon Age 2.

Dragon Age: Inquisition выйдет 18 ноября на PC, PS3, PS4, Xbox 360 и Xbox One.

Также по теме