0

Рецензия на Murasaki Baby

Рецензия на Murasaki Baby

Темной-темной ночью в темном-темном городе в темной-темной комнате проснулась маленькая девочка. Она сделала то, что обычно делают дети, когда с ними такое случается: позвала маму. Но мама не откликнулась, поэтому девочке пришлось самой отправиться на поиски. Она встала, открыла дверь, но попала не в другую часть дома, а в Нарнию.

Ну, почти. Ни добрых бобров, ни Белой колдуньи, ни говорящего льва там не было. Вместо них малышка Мурасаки нашла макабрический мир, населенный чудовищами и печальными покинутыми детьми. Эта новая реальность ее напугала и заставила чувствовать себя очень маленькой и одинокой. Идти дальше она не хотела, поэтому мне пришлось взять девочку за руку и повести ее вперед — к финалу игры, в котором, как я надеялась, Мурасаки сможет вернуться домой.

Очень сложно сказать, на что похожа Murasaki Baby. Ни на что. На саму себя. На кошмар, приснившийся Тиму Бертону после того, как он наелся ЛСД и почитал «Алису в Зазеркалье». На «Город потерянных детей», если бы он был мультфильмом, который снял Тим Бертон, когда проснулся от кошмара про Алису и ощутил творческий порыв. История малышки Мурасаки — печальный и сказочный трип по нескольким мирам, борхесовское возвращение домой с неожиданным финтом в финале. Игра, которую хочется проходить ночью под одеялом, надев отличные наушники. Потому что звук, который тут разнится от агонического бормотания до жуткой песни от Акиры Ямаоки, позволяет особенно глубоко погрузиться в мир, совсем не похожий на наш.

Управление в Murasaki Baby тоже ни на что не похоже. Ни крестовина, ни кнопки, ни курки тут не используются, а все взаимодействие с игрой происходит с помощью сенсорного экрана спереди и сенсорной панели сзади. Большую часть истории игрок не отрывает палец от экрана — Мурасаки совсем, совсем маленькая, и поэтому боится идти одна. Ее нужно вести за руку, крепко, но бережно. Если тянуть слишком сильно, она споткнется, упадет, испачкает платьице и будет очень недовольна. Впрочем, мест, где девочке нужно именно бежать, в игре мало, поэтому необходимость тянуть ее вперед силой отсутствует. И потому по любому из миров можно спокойно вести ребенка в том темпе, в котором ему комфортней всего.

Я заметила это не сразу, но темп, в котором девочка идет вперед, меняется. В игре нет слов, поэтому героиня ограничена в том, как донести свои чувства до игрока. И ее шаги — самый действенный и выразительный способ это сделать. Какие-то миры ей нравятся, и она бежит вперед вприпрыжку, радуясь прогулке. Другие пугают, и тогда вести ее нужно очень нежно, очень осторожно, потому что она боится и упирается. И это рассказывает о ее состоянии больше, чем миллион гамлетовских монологов.

Murasaki Baby построена на пространственных загадках. Мурасаки странствует по четырем мирам, а у каждого из них есть несколько измерений. На практике это выглядит так: с помощью сенсорной панели Vita игрок меняет декорации, на фоне которых разворачиваются события. Вот Мурасаки дошла до глубокой ямы, в которую ей никак не спуститься. Не беда! Достаточно выбрать измерение, в котором идет дождь — и яма заполнится водой. Тогда можно будет вызвать ветер, вновь сменив декорации, и переплыть дыру на лодке в виде утенка. Неведомая, но заботливая сила оставила его здесь именно для такого случая.

По большей части в игре приходится комбинировать эффекты разных измерений, чтобы преодолевать возникающие по пути препятствия. И некоторые загадки требуют действовать быстро. Но управление рассчитано на неторопливость, на то, чтобы держать за руку маленького ребенка, у которого еще могут заплетаться ноги. Поэтому в те моменты, когда от игрока требуется действовать быстро, Murasaki Baby становится хаосом. Придерживать шарик Мурасаки, чтобы он не наткнулся на острые шипы; одновременно быстро ее куда-то вести; одновременно менять фон и что-то с ним делать. В какой-то момент я начала путаться в собственных пальцах и поняла, что они заслоняют ключевую часть действия.

Моменты, когда нужно действовать на скорость, тут редки, но неизбежны: Murasaki Baby посвящена детям, а они дерутся, отбирают друг у друга игрушки и пытаются удрать. Куда уж без беготни! Понять это очень легко, но в самой игре они вызывают только раздражение, а не чувство, что я соприкасаюсь с собственным детством.

Это же чувство вызывает управление в целом. Идея использовать темп шагов как выразительное средство очень хороша, но настоящего контакта с Мурасаки не получается. Сколько ни води пальцем по экрану, взять ее за руку и по-настоящему соприкоснуться невозможно. Это очень хорошо чувствуется в месте, где девочка падает с большой высоты и сильно ушибается. Предотвратить это нельзя; помочь тоже не получится. Мурасаки укоризненно смотрит на меня из экрана, а я не могу погладить ее и как-то ободрить. И отсутствие контакта ощущается сильнее и ярче, чем все те моменты, когда я вроде как держу девочку за руку.

Murasaki Baby вызывает раздражение чаще, чем следовало бы для такой коротенькой игры. Но в итоге все окупается. Для истории про детей она слишком странная, слишком мрачная и слишком безысходная. Но на финальных титрах я парадоксальным образом поняла, что знакомство с ней сделало мою жизнь немного лучше.

Murasaki Baby выйдет в Европе на PS Vita 17 сентября.

Также по теме

Также по теме