СлавКрафт: играем в Jump Force |

0

Gamescom и PR-война Sony и Microsoft

Gamescom и PR-война Sony и Microsoft

На следующей неделе стартует крупнейшая европейская выставка достижений народного хозяйства, то есть, простите, видеоигр — Gamescom. Обычно ее совершенно справедливо называют «Е3 для бедных»: там показывают все то же самое, что в начале лета привозили в Лос-Анджелес, с редкими дополнениями и возможностью взять интервью у тех, кто говорить раньше не хотел или у кого не хватило времени на болтовню с прессой из той категории европейских стран, на которых до недавнего времени всем было плевать — это и про Россию в том числе. В этом году именно на Gamescom можно будет окончательно сделать выводы о том, какую платформу нового поколения взять на старте; и стоит ли вообще торопить события — может, лучше еще год-полтора пересидеть со старыми консолями.

PR-война двух крупнейших платформодержателей — Sony и Microsoft — достигла своего апогея на Е3. Каждая компания выступила с собственной подборкой обещаний «сделать хорошо и красиво». Проблема нарисовалась там, где и должна была: чуть-чуть опоздав с анонсом и правильным описанием всех возможностей Xbox One, Microsoft получила неприятную подлянку от Sony — столь восторженно воспринятую голосистыми пользователями Интернета риторику «а у нас все будет не так». Многих удивило такая конкурентная борьба: ни одна из сторон не стесняется прибегать к крайним мерам убеждения. Вспомним, например, тот самый видеоролик, где Сюхей Ёсида объясняет принцип работы с подержанными играми на PS4.

Если копнуть глубже, выяснится, что сегодняшние PR-упражнения в красноречии не такие уж злые и ехидные. Сразу же вспоминается рекламный ролик Genesis Does What Nintendon’t 1993 года, когда за кошельки геймеров сражались две компании — Sega и Nintendo. Сегодня Марио и Соник вместе участвуют в Олимпийских играх в Сочи, а президент Nintendo наотрез отказывается выпускать игры на других платформах, кроме собственных. Это разумно: в настоящий момент именно за счет first party, то есть игр производства самой компании, ей удается продавать 3DS и — пока с меньшим успехом — Wii U.

Следует сделать оговорку: между Sega и Nintendo тогда состоялся диалог. Пока одни крутили по телевидению ролик со спортсменами и пространно призывами не покупать консоль конкурентов, другие выступали на слушаниях по поводу насилия в видеиграх и не упускали возможности прижать конкурентов острым словцом. Если сегодня компания Nintendo старается придерживаться спокойного и понятного всем имиджа «творцов добрых игр» (что часто заставляет смотреть на их игры как на «детские»), то тогда у руля стояли совершенно другие люди и они могли позволить себе не просто обратные совестливые уколы («у вас нет, а у нас есть»), но и серьезные обвинения.

Говард Линкольн, лицо Nintendo of America в то время, начинал как юрист — он помогал Nintendo развязаться с судебной тяжбой с Universal относительно торговой марки Donkey Kong (те пытались сказать, что все слишком похоже на «Кинг-Конга»). Победа в процессе досталась Линкольну удивительно просто: в какой-то момент он просто обратил внимание суда на то, что Universal не зарегистрировала торговую марку с таким именем, следовательно, все претензии бессмысленны. Позднее он занял руководящую должность в американском офисе компании и не стеснялся ни обвинений, ни резких выражений, ни признаний собственных ошибок. Примечательно, что в 1995 году в интервью журналу Edge он высказал мысль, которая отчасти справедлива и сегодня: «Сам по себе 3D-эффект не привносит в видеоигры ничего нового». А позднее высказался о Virtual Boy: «Это был просто провал».

«Мы знали, что взяли этих говнюков за яйца. Мы знали, что сделаем состояние на этом продукте», — так Говард Линкольн прокомментировал свою позицию относительно другого судебного разбирательства. На сей раз — по поводу «Тетриса» на NES, права на который вроде ккк  принадлежали разработчику — студии Tengen и Atari Games. Ситуация была сложная: изначально иск на сто миллионов долларов подали как раз Tengen, мотивируя это тем, что Nintendo создает монополию на этот продукт (и не хочет оставлять права на издание на других платформах), после чего ввели специальную защиту на чип. Это послужило поводом для Nintendo подать в суд на Tengen, а параллельно с этим запугать ритейлеров: если они будут продавать эти игры и дальше, то Nintendo просто откажется поставлять им новые продукты; ритейлеры испугались. Хиде Накадзима, президент Tengen, назвал эти действия местью. Говард Линкольн подтвердил: «Это была месть. И вы знаете — месть может быть очень сладкой». Итог всем хорошо известен: Tetris принес Nintendo баснословную прибыль.

Во время разбирательства о насилии в играх Говард Линкольн не встал на защиту индустрии как таковой. Он заявил, что систему возрастных рейтингов надо отлаживать и следить за ее соблюдением. В этом и заключается главная проблема. Как пример несоблюдения правил игры на рынке, выступая перед сенаторами США, он привел игру Night Trap. «Я не могу просто сидеть здесь и позволить рассказывать о том, что видеоигры трансформируются из детского развлечения во взрослое. Это не так. И мистер Уайт, бывший сотрудник Nintendo, это знает. Далее, я не могу позволить вам сидеть здесь и выслушивать, что, дескать, игра Sega Night Trap каким-то образом предназначалась только для взрослых. Вот факты, и вот копия обложки игры. Возрастной рейтинг никак не был отражен на игре в момент ее поступления в продажу. Маленькие дети купили ее в магазине Toys R Us и он знает это. Информация о возрастных ограничениях была размещена, только когда подняли шум. Но сегодня, пока я сижу здесь, вы можете пойти в Toys R Us, или Walmart, или Kmart, и вы можете купить этот продукт и никто вам не помешает это сделать». Надо ли добавлять, что «мистер Уайт» — это сидевший рядом с Говардом Линкольном представитель компании Sega Билл Уайт.

Уже после описанных событий Говард Линкольн написал «стишок», адресованный Тому Калинске из Sega of America, который охотно перепечатали газеты, включая Chicago Tribune: «Dear Tom, Roses are red, violets are blue, so you had a bad day, boo hoo hoo hoo.  All my best, Howard». Стихотворение было написано в ответ на жалобы Sega о том, что Говард ведет «грязную игру».

Разумеется, Линкольн не только искал поводы побольнее ужалить конкурентов. Именно он, например, в свое время «открыл» студию Rare во время поездки по Европе — то есть, благодаря ему на свет появились замечательные платформеры Donkey Kong Country и файтинг Killer Instinct и многое другое («Мы видим в студии Rare Спилберга игровой индустрии», «Очевидно, что Rare — это лучший разработчик видеоигр в мире» — его слова). Он ратовал за сотрудничество со спортивными издателями, в частности, с Electronic Arts, привлек такие студии, как LucasArts. Он дал зеленый свет разработкам таких команд, как Retro Studios и Silicon Knights. После его ухода в 2000 году система затрещала по швам.

Мораль истории в следующем: ведя жесткую конкурентную борьбу можно и нужно добиваться расположения аудитории всеми доступными средствами, но только в том случае, если это действительно позволит привнести что-либо новое в видеоигры. За последние годы мы привыкли к стерильным высказываниям, пресс-релизам и интервью, когда все три платформодержателя не ведут диалог между собой, а навязывают не очень-то и нужные игрокам вещи — и этим ограничиваются. Возможно, активная деятельность Sony в этом направлении как раз признак выздоровления. И тем интереснее ожидать ответа Microsoft на Gamescom.

Также по теме