0

Рецензия на Civilization V: Brave New World

Рецензия на Civilization V: Brave New World

Хорошая стратегическая игра заставляет включать голову и при этом при этом не является нудной. Стратегия, которая еще и заставляет хихикать — бесценна. Например, когда вы заставляете ассирийского царя гневно трясти бородой и использовать советскую риторику. «Наши дети носят ваши джинсы и слушают вашу поп-музыку!». Подобные пиковые моменты в Civilization V: Brave New World стоят на прочном основании из геймплейных нововведений.

Попсово-джинсовые истерики у других правителей вызывает туризм, которым теперь добывается культурная победа. Работает туризм немного контр-интуитивно. Иностранные туристы приезжают к вам глядеть на картины ван Гога, листать рукописи Гоголя и прикасаться к оригинальным партитурам Дебюсси. При этом, как отдельно объясняют разработчики, туризм является оружием вашей цивилизации, а производимая ей культура — щитом. Например, негры, малайцы и прочий народ прибывают (например) в Америку, чтобы посмотреть на… на портрет матери Стифлера Уистлера. По дороге в музей туристы покупают джинсы и слушают Джастина Бибера, и по возвращении домой продолжают носить джинсы и слушать Бибера. Брррр.

На месте коллег Сида Мейера мы сравнили бы туризм с пассивной аурой, источаемой вашей цивилизацией. Аура лучше всего действует на торговых партнеров, единоверцев и товарищей по идеологии. Также в нашем распоряжении есть аналог direct spells. Это великие музыканты, отправляемые на единоразовые гастроли в страны, которые не идут с вами на контакт или обладают сильной собственной культурой. Для красивой победы («Don’t fuck with the Culture!») нужно с помощью туризма довести свою культуру до статуса «влиятельной» во всех остальных цивилизациях. Если не получится, можно задавить одного-другого соперника. Некоторые их города будут переходить на вашу сторону; народное недовольство в оставшихся заставит правителя цивилизации принять вашу идеологию.

Тот самый «Портрет матери» Уистлера.

Идеологий в BNW три: либерализм, фашизм и коммунизм, и все они разносторонние. Либерализм не только поднимает экономику и культуру, но и позволяет завести Иностранный легион (несколько бесплатных пехотинцев сразу) или производить все юниты дешевле. У каждой идеологии — пара десятков доктрин; покупаются они за очки культуры, как и направления социальной политики. Идеология оказывает на дипломатические отношения гораздо более мощный эффект, чем религия. Заклятые враги, воевавшие друг с другом много раз, быстро становятся друзьями на почве общих идей; союзники и единоверцы начинают враждовать на политической почве.

Чака забыл упомянуть главное оружие культурной войны — жевательную резинку.

Разносторонний и эффективный инструмент вражды — мировой конгресс, похожий на планетарный совет из Sid Meier’s Alpha Centauri. Правда, резолюций конгресс в BNW может принять в разы больше, чем совет в Alpha Centauri. Можно запрещать китобойный промысел, объявлять отдельным цивилизациям эмбарго, делать содержание армий более затратным или манипулировать уровнем рождаемости великих людей. В конгрессе можно устраивать игры с ненулевой суммой — строить международную космическую станцию, проводить мировую ярмарку и международные спортивные игры (слово «олимпиада», видимо, облагается авторским правом). Цивилизации, которые вложились в совместные проекты более прочих, получают награды (удвоение производимой культуры на 20 ходов — это ого-го!); отставших не наказывают.

Великих писателей (и только их) можно при желании перерабатывать в чистую культуру. Причем гнуснейшим способом: перед растворением в воздухе Антон Палыч напишет не «Чайку», а политический трактат.

Новый BNW-геймплей в отдельно взятой игровой партии начинается не сразу (с Ренессанса); новые юниты (солдатики с базуками, взвод XCOM) — тоже в основном продукты поздних эпох. Долгое время единственным заметным отличием BNW от Civilization V времен дополнения Gods and Kings остаются караваны и грузовые корабли. Международная торговля приносит непропорционально большие деньги по сравнению с продажей ресурсов, и к охране торговых путей относишься с особым трепетом.
Своеобразная компенсация за отсутствие новизны в дебюте — девять новых цивилизаций. Одна из них, Венеция, — самая фриковая за всю историю серии Civilization: венецианцы не могут производить поселенцев. Торговая республика расширяется, делая марионетками города-государства усилиями венецианских купцов (кстати, театр «Глоуб» снова в игре). Играть Венецией странно и непривычно, но занятно. Строительством в захваченных городах управляет AI, но игрок может покупать здания и юниты. Денег на это хватает, так как у венецианцев вдвое больше торговых маршрутов. Еще одна сторона, построенная на новой механике — Бразилия, очень опасная в эндшпиле за счет карнавалов (двойного туризма во время Золотого Века). Тем же, кто привык давить соперников культурой, очень понравится Польша. Можно шутить про Civ V: Kurwa Edition, но семь совершенно халявных направлений в социальной политике — это легальный чит.

Brave New World окончательно достроила здание Civilization V; кое-где на нем даже появились архитектурные излишества. Аж два клика мышью нужно, чтобы попасть на экран, где вы, высунув от усердия язык, будете составлять коллекции шедевров (забил галерею Уффици картинами одной эпохи — получи бонус к туризму!). Новичку, который захочет познакомиться с Civ V после выхода BNW, придется нелегко. Впрочем, усилия окупятся многократно.

P.S. Для Civilization V все-таки можно сделать еще одно интересное дополнение. Помните ремейк Colonization на базе Civilization IV? Ждем DLC про фунгус!

Civilization V: Brave New World в продаже для PC c 12 июля (Steam).

Также по теме

Также по теме