0

После Лары. Главные героини видеоигр последней пятилетки

Gmbox вспоминает героинь видеоигр, появившихся с момента выхода предпоследней игры про Лару Крофт; оказывается, их было совсем немного.

После Лары. Главные героини видеоигр последней пятилетки

Хотя появление Лары Крофт в свое время, мягко говоря, не прошло незамеченным, ее влияние на игровую индустрию переоценено. Благодаря ей понятие female action hero наконец-то стало применимо и к видеоиграм, но даже сейчас статистика сообщает, что равенство полов в видеоиграх все еще невозможно, а доля женских персонажей в видеоиграх до сих пор ничтожно мала.

В конце прошлого года по просьбе журналистов сайта Penny Arcade агентство EEDAR (Electronic Entertainment Design and Research) исследовало рынок современных игр на момент соотношения женских и мужских героев. Из 669 отобранных агентством экшенов и RPG лишь в 24 главным героем была женщина; примерно в половине игр можно было выбрать пол главного героя. Комментируя исследование, сотрудник EEDAR Джофри Заткин заявил, что в игровой индустрии до сих пор убеждены в нерентабельности женских героев. Самая простая причина этого недоверия кроется в том же исследовании: например, игры, где героями выступают исключительно мужчины, по статистике продаются на 75% лучше, чем экшены с героинями.

Если бы бюджеты блокбастеров формировались согласно статистике EEDAR, логика была бы следующей: во-первых, возможность выбора пола главного героя отрицательно сказывается на продажах; во-вторых, наличие одной лишь героини также отрицательно сказывается на продажах игры — но еще более ощутимо, чем в первом случае.

Все эти исследования не требуется принимать за чистую монету, но причины — причинами, а следствие ровно одно: за 20 лет с момента выхода Tomb Raider игр с женщинами в главной роли стало больше, но ненамного. Чтобы понять это, достаточно вспомнить героинь, появившихся в индустрии с момента выхода последней игры про Лару Крофт, Tomb Raider: Underworld (2008). И заодно посмотреть, сколько прибыли они принесли своим создателям — возможно, все не так уж и плохо, как убеждает нас статистика.
 

Faith (Mirror's Edge, 2008)


Mirror’s Edge вышла практически одновременно с TR: Underworld, но не упомянуть ее нельзя. Символично, что сценарий для игры писала Рианна Пратчетт, впоследствии приглашенная делать перезапуск Tomb Raider. Mirror’s Edge — тот случай, когда на пол главного героя можно смело закрыть глаза; кроме этого в игре хватало по-настоящему интересных нюансов — как в плане визуального стиля, так и по игровой механике. Игра получила достойную прессу и не провалилась в продажах, если так можно сказать о двух миллиона копий для нового IP с девушкой в главной роли. Если верить DICE, сиквел Mirror’s Edge находится в разработке уже не первый год — еще одно доказательство того, что не все так плохо.
 

Bayonetta (Bayonetta, 2009)


«Байонетту» называют единственной коммерчески успешной игрой Platinum Games — по крайней мере, так было до релиза MGR: Revengeance. О том, насколько довольны оказались в Sega продажами Bayonetta, доподлинно неизвестно, а контракт PG с издателем уже истек по формальным причинам. Тем не менее, франшиза не забыта. Вторую часть делают уже под крылом нового издателя — пока что Bayonetta 2 остается эксклюзивом для Wii U. Сама героиня при этом остается главным связующим звеном между публикой и Platinum Games. Несмотря на известное качество, экшены Platinum Games не рассчитаны на прямо-таки широкую аудиторию: за притягательным образом Байонетты, как многие знают, стоят настоящие черти с рогами.
 

Chell (Portal 1-2, 2007-2011)


В свое время Portal сломал немало стереотипов — например о том, что игра от первого лица обязательно должна быть экшеном. Героиня Portal соответствует радикальному духу игры. Образ Челл — самый антисексуальный в нашем списке, и едва ли это ее недостаток. Челл выглядит как самая обычная молодая женщина, которой не требуется одеваться в амазонку, медсестру или проститутку — к этому, ура, не располагает сама игра. Кроме того, Челл всегда молчит — сделаем вид, что даже не знаем, хорошо это или плохо! Пол главного героя — явно не решающий фактор в коммерческом успехе Portal, но все же: по состоянию на май прошлого года дилогия разошлась тиражом в 8 миллионов копий.

Отдельный случай: FemShep (Mass Effect)

По словам маркетолога BioWare Дэвида Сильвермана, всего 13% игроков в Mass Effect 3 не обращают внимания на настройки главного героя, а остальные 87% создают своего персонажа , экспериментируя с классами и возможностями. 18% игроков предпочитают FemShep Шепарду мужского пола. 

Рекламная кампания Mass Effect 3 с участием женской версией Шепарда вызвала известный ажиотаж: цвет волос для мисс Шепард выбирали всем миром. Согласно статистике EEDAR, возможность выбора пола для Шепарда должна была отрицательно сказаться на продажах игры. Но как известно, FemShep — лишь один из многих факторов, которые могли бы повлиять на продажи третьей части, причем далеко не решающий: играть за женщину в Mass Effect можно было и раньше. В любом случае, продажи ME3 в первые месяцы оказались ощутимо больше, чем у второй части — в Америке, например, в два раза. Даже учитывая то, что Mass Effect 2 стартовала на двух платформах, а третья часть — на трех.


Juliet Starling (Lollipop Chainsaw, 2012)


Как и Bayonetta, Lollipop Chainsaw — особенный продукт японской игровой разработки, дело рук студии Grasshopper Manufacture, то ли шутя, то ли всерьез подсовывающей европейской и американской публике свои видения экшенов. В «Грассхоппере» ржут над всем, чем знаменита американская культура, о чем доходчиво сообщает сюжет игры, где зомби внезапно захватывают город Сан-Ромеро (названный понятно в честь кого), а борцом с зомби номер один объявляется рослая чирлидерша Джульетт с бензопилой и массивным брелоком в виде говорящей головы своего бойфренда. За клоунадой Lollipop Chainsaw кроется любопытный эксперимент, высмеивающий множество стереотипов. Старлинг и ее образ — стержень этого эксперимента.

Lollipop Chainsaw фактически провалилась в продажах, не собрав и миллиона проданных копий, но для скромных трудяг из Grasshopper Manufacture это до сих пор лучший результат в своей истории. С начала года «Грасхоппер» продалась концерту GungHo, чтобы найти деньги на издание своей новой игры, Killer is Dead, тем самым перевернув новой страницу этой самой истории. 
 

Aveline de Grandpré (Assassin's Creed III: Liberation)


Самый свежий на сегодня пример героини в видеоигре внезапно предоставила серия Assassin’s Creed. На примере Авелины четко видны отношения мейнстрима к женским героям: идея внедрения героини привлекает разработчиков, но не настолько, чтобы менять на нее проверенного протагониста. Зато это отличный вариант для спин-оффа для PS Vita, встреченного прессой в известной степени сдержанно — по большей части из-за технических нюансов переноса механизмов AC3 на портативную платформу. Любопытно, что Liberation — одна из самых продаваемых игр для Vita; в том же ряду, правда, стоит такое позорище, как Black Ops: Declassified. Cамое время подвести итоги и спросить, от чего вообще зависят продажи игр?

***

Хотя исследования о влиянии пола главных персонажей на продажи игр имеют право на жизнь и интересны хотя бы с точки зрения социологии, едва ли эти вещи завязаны друг с другом так крепко, как об этом говорят. Учитывая ширину информационных полей в 2013 году, пол главого героя — одна из множества причин рентабельности или нерентабельности той или иной игры, и далеко не решающая. Природа female action hero сама по себе слишком необычна, чтобы говорить о равенстве полов в видеоиграх. Мы бы даже сказали, тем более в видеоиграх — как в самом молодом из искусств. 

Также по теме