0

Лучшие игры 2012 года: Mass Effect 3

Лучшие игры 2012 года: Mass Effect 3

Mass Effect 3 — это лучшее, что происходило с мейнстримовой космической фантастикой в 2012 году вообще, даже считая кино. BioWare переварили огромный жанровый пласт и родили самую масштабную и продуманную историю о противостоянии человечества и неизвестной космической угрозы — причем показали, насколько одинок, но решителен и разумен человек в холодном космосе: пока все заняты какими-то своими делами, только человечеству, кажется, есть дело до будущей жизни в галактике. Лупоглазые, яйцеголовые, ящерообразные и другие по-разному уродские представители внеземных цивилизаций на протяжении всей трилогии рассказывают о том, насколько ничтожен весь наш биологический вид, а Шепард при этом молча продолжает обивать пороги с просьбами образумиться, «потому что завтра все вы сдохнете».

В каком-то смысле Шепард похож на Раскольникова: топора у него нет, зато на устах всегда один и тот же вопрос про тварь и право. И, как и Раскольников, Шепард — нет, никакого права не имеет. По устоявшейся традиции западной школы игрового дизайна Шепард похож и на Христа: восстал из мертвых, попытался переубедить Призрака, не вышло. В конечном счете — Судный день.

Коллега Трифонов замечает, что Mass Effect 3 — очень слабая RPG, потому что там нет цифр и пошагового боя, но с нынешними тенденциями размытия жанровых рамок в ней гораздо больше RPG, чем во всем, что так любит коллега Трифонов. Загвоздка в том, что третью часть ни в коем случае не стоит отделять от первой и второй — это как, я не знаю, «Властелин Колец» в экранизации Питера Джексона: история завершается только в третьем фильме, и нельзя судить ее за то, что первая картина похожа на ролевую игру, а к третьей действие превращается в глобальную стратегию. Mass Effect не делает упора на развитии персонажа — она сфокусирована на причинно-следственных связях и очень хорошо показывает, как легко принимаются необдуманные решения, и как тяжело мириться с последствиями, на которые уже никак нельзя повлиять. И когда накануне финальной битвы по вашей вине за считанные минуты происходит геноцид целой расы, вы понимаете: молодость бы знала — старость бы могла. А изменить уже ничего нельзя.

Финал трилогии — тема для отдельного разговора и отдельной колонки. Но объективная реальность такова, что столь дискуссионной концовки видеоигры до Mass Effect 3 не знали. Она сформировала вокруг себя совершенно отдельное от игры информационное пространство, сподвигло людей к составлению скандальных петиций, рисованию неумелых и смешных картинок и оставила в памяти отпечаток чуть ли не ярче всей остальной игры.

Так и должно быть. Дополнительная метафизика всего этого заключается в том, что — ощутите — в начале года BioWare выпустили свою последнюю игру с Музикой и Зещуком у руля, а в конце года вышло переиздание их самой первой игры. Точка, поставленная «канадскими врачами» в конце собственной карьеры, настолько убедительна, что даже к заявлению о выходе дополнения с «исправленной концовкой» все разумные люди отнеслись как к выходу на «бис». Занавес упал, зал в шоке.

Также по теме