1

Трамп и видеоигры: реальные связи и никаких домыслов

Профильные и не очень профильные издания как только ни пытались привязать избранного президента США к видеоиграм. Однако мало кто знает, что Дональд Трамп посредством своих ближайших соратников действительно связан с играми, и даже может повлиять на дальнейшее развитие индустрии - без всяких домыслов и теорий заговоров.

Трамп и видеоигры: реальные связи и никаких домыслов
В момент совершенно неожиданной победы Дональда Трампа кто только ни пытался (да, да: включая нас) косвенным образом привязать нового президента США к миру видеоигр. Многие из этих попыток, прямо скажем, были высосаны из пальца. В конце концов, мужчина в самом расцвете сил, миллиардер в сфере недвижимости, а теперь ещё и лидер крупнейшей экономики в мире - ну какие у него могут быть связи и интересы в области игр? У него и времени-то на это нет.

Но не всё так очевидно и просто. Как раз сейчас Трамп формирует свой кабинет, и мы бы хотели остановиться на его выборе главного PR-стратега. Стивен Бэннон (63 года) был ключевым архитектором предвыборной кампании Трампа, поэтому его дальнейшая работа примерно на таком же поприще не должна удивлять. У господина Бэннона весьма интересная судьба: офицер ВМФ США, выпускник Гарварда, топ-менеджер крупнейшего инвестбанка Goldman Sachs, режиссёр множества документальных фильмов… и супервайзер китайских фермеров голды в WoW! (об этом буквально через абзац)

Героем Бэннона всегда был республиканский президент Рейган. По этому по мере закрепления демократов в финансовом секторе Стивен Бэннон отказался от костюма-тройки, переоделся в штаны-карго и свободную куртку, и ударился в документалистику. Зачастую - антиправительственную. Важно подчеркнуть: Бэннон боролся не с истеблишментом в целом, как сделал бы какой-нибудь панк-анархист, а именно с демократами. Именно Стивен Бэннон является автором ряда грамотных тактических ходов кампании Трампа. Например, когда Клинтон начала разыгрывать карту сексизма, стратег будущего президента собрал группу женщин-республиканок, поддерживающих Дональда.

Но это всё так, любопытные факты. А теперь непосредственно к играм. В середине 2000-х будущий главный стратег Трампа устроился в совет директоров компании Internet Gaming Entertainment, основанной бывшим несовершеннолетним актёром - Броком Пирсом. Пирс - как Икар, взлетевший слишком высоко, и рухнувший с опалёнными крыльями. Ну или как опустившийся Маколей Калкин из “Один дома” (такой пример будет уместнее). По мере выхода из нежного возраста голливудская карьера Брока Пирса стремительно затухала, и разочаровавшийся в реальной жизни тинейджер, как это нередко бывает, начал запоем играть в World of Warcraft. Куча окон на одной машине, как было в “Линейке” - это для лузеров: со временем Пирс научился играть сразу 6-ю персами с шести ПК, расставленных полукругом.

Однако деловую хватку, приобретённую в Голливуде, Пирс окончательно не растерял, по этому (по прошествии года) он и в виртуальном мире WoW заметил вполне реальные возможности. И основал Internet Gaming Entertainment, занимавшуюся продажей голды, персонажей, эпического шмота - в общем, всего подряд - за реал. И тут на сцене появляется Стивен Бэннон. Будущий стратег Трампа сумел наладить весьма грамотные связи и заключить выгодные для IGE договора с безымянными китайскими “фермерами”. Те бы никогда не нашли столь надёжный выход на западный рынок самостоятельно, ну а Internet Gaming Entertainment имела с азиатских адептов грайнда баснословную прибыль.

Стивену Бэннону пригодился не только опыт, но и связи в стане бывшего работодателя. Бэннон сумел объяснить банкирам Goldman Sachs, разумеющим только в сигарах, клюшках для гольфа да яхтах, что такое WoW и виртуальная экономика, и как желание стать наилучшим эльфом 80-го уровня приводит ко вполне реальным затратам… В результате чего получил сразу $60 млн инвестиций на дальнейшее развитие IGE.

Но одним лишь менеджментом фермерства голды в World of Warcraft след главного стратега Трампа в мире видеоигр не ограничивается. Стивен Бэннон посредством крупного республиканского интернет-портала Breitbart (где он занял должность исполнительного председателя) активно поддерживал движение Gamergate. Если использовать политические термины, можно сказать, что Gamergate - это виртуальное сообщество правого толка, уставшее от чрезмерной политкорректности, насаждаемой демократами.

Ну а объяснить рядовому геймеру всё это без аналогий из мира политики ещё проще. Вы устали от того, что Blizzard по первому требованию какого-то сумасшедшего перестаёт акцентировать внимание на заднице Трейсер, этого внимания вполне заслуживающей? Вам тошно от того, что в редакторе персонажей The Division - проведи в нём хоть 3 часа - невозможно создать симпатичную девушку? Вас возмущает Анита Саркесиан, желающая выпилить из игр самых достойных представительниц прекрасной половины человечества, вроде Байонетты или Лары Крофт? При этом вас, мягко говоря, смущает полностью женский состав (относительно) новых “Охотников за привидениями”? Тогда вам в Gamergate. Однозначно.

В общем, политику невозможно отделить от реальной жизни. И, как показывает практика, на игры она тоже влияет - или, как минимум, находит в них своё отражение. По крайней мере, теперь мы знаем, что в кабинете Трампа есть влиятельный человек, не поощряющий чрезмерную - можно даже сказать, болезненную - политкорректность в видеоиграх. Возможно, великого крестового похода на виртуальные женские задницы всё же удастся избежать, как и Третьей мировой?...

Также по теме