1

Dungeons & Dragons отказывается от женской груди

Подвальные защитники прав женщин ехидно потирают ладошки

Dungeons & Dragons отказывается от женской груди
Фэнтези-культура всегда была ориентирована на лиц мужского пола. Так уж сложилось, что большинству девушек всегда было не особо интересно убивать виртуальных орков броском костей или комбинацией кнопок на контроллере. Ну а если тот или иной продукт ориентирован почти исключительно на молодых людей, использования некоторых очевидных маркетинговых приёмов не избежать. Любой маркетолог сходу скажет вам, что лучше всего помогает продавать: секс, животные и дети. Второе и третье вычёркиваем сразу - эти пункты рассчитаны на другую аудиторию.

А вот первое - это как раз по нашей теме. Речь пойдёт о сексуальных персонажах женского пола, и об их эволюции в рамках ролевой системы Dungeons & Dragons. D&D создавалась в 70-х годах - тогда само собой считалось, что даже монстры (женского рода, разумеется) должны вызывать желание. Майк Мерлз, возглавляющий сегодня разработку Dungeons & Dragons, признаёт: когда их ролевая система зарождалась, “обнажёнка” была важнейшей частью массовой контр-культуры США, поэтому её использование при продвижении D&D среди юношей считалось делом естественным.

В маркетинговом исследовании 1978 года эксперты пришли к очевидному выводу: поклонницы D&D представляют собой статистическую погрешность от 0,4 до 2,3%. Это был мир чисто мужских фантазий. Несложно понять, почему. Для писателя Гэри Гайгэкса, стоявшего у истоков Dungeons & Dragons, путеводной звездой всегда был “Конан-Варвар” Роберта Говарда. Ну а в “Конане” все женщины сексуальны, обладают поистине бронебойными формами, и всегда готовы к “делу” без лишних вопросов. Даже если они - монстры, не имеющие отношения к роду человеческому.

В “Дочери ледяного гиганта” Р. Говарда обыгрывается следующий сюжет: собственно, дочь ледяного гиганта (ну а чего ещё вы ожидали после такого названия книги?), нагло пользуясь неотразимой внешностью, заманивает ничего не подозревающего варвара в ловушку, к своему отцу и брату. Кстати, обвинять во всём одного лишь “Конана” не стоит: и в греческой мифологии, и в европейском фольклоре сексуальные монстры, приносящие беду, использовались достаточно часто. A Dungeons & Dragons черпала вдохновение и в этих источниках.

В результате в D&D появилась целая армия сексапильных ламий, эриний, дриад и прочих суккубов. Майк Мерлз, руководитель проекта, вспоминает ранние дни, и говорит о том, что тогда был некий замкнутый круг. Компания проводила маркетинговые опросы среди фанатов, мужская публика была только рада таким “монстрам”, и в результате получала ещё и ещё. В принципе, потакание нормальным эротическим фантазиям мужчин - далеко не самое страшное, что есть в этом мире. В конце концов, группа молодых людей сидит в библиотеке с тетрадками, ручками и игральными костями, а не преследует девушек на улице с дурными намерениями.

Но первый тревожный звоночек прозвенел в 2010-м годом. Создателям D&D под давлением восстающей волны политкорректности пришлось включить в 4-й свод правил инкуба, и сделано это было посредством дополнения Demonomicon. В результате появился весьма смазливый юноша с перепончатыми крыльями и ярко выраженным six pack’ом - нет, это не упаковка из 6-ти банок пива, а так называемые “кубики”. Кстати, ярые защитницы прав женщин в США и этим были недовольны - нежный демонический мачо их, что называется, не зацепил. Инкуб стал выстрелом мимо, но маховик уже был запущен: энтропия начала разрастаться.

Оплотом классической женской сексуальности в Dungeons & Dragons долгое время была Нимфа. В ходе опросов многие поклонники ролевой системы признавались, что ещё в возрасте 12 - 13 лет, раскрыв впервые свод правил и увидев волнующую стройную фигуру, думали: “Так, в это я точно буду играть”. И продолжали следовать за мечтой, достигнув и 30-ти, и 40-ка летнего возраста. Но к пятому пересмотру правил создатели D&D безжалостно убили несчастное существо, жившее в единении с природой. Официально это сделано потому, что нимфа перестала пользоваться популярностью среди гейм мастеров - дескать, им больше по нраву одноглазые бехолдеры, а не фэнтезийная женская грудь.

Но на практике истинная причина очевидна. Вот недавнее заявление Майка Мерлза, управляющего созданием D&D: “Мы продаём чизкейки абсолютно всем. Мы больше не ориентируемся на гетеросексуальных игроков мужского пола”. Всё ясно: фэнтезийный мир, создававшийся как убежище для желающих отдохнуть от объективной реальности, не выдержал удара новой волны полной свободы гендерной и расовой самоидентификации. Проще говоря, взрослого чернокожего мужчину, считающего себя маленькой белой девочкой, Нимфа могла бы оскорбить, ведь её чары вовсе на него (на оно!?) не рассчитаны.

Пятое издание D&D Monster Manual стало настоящим торжеством политкорректности. Даже гарпия, являющаяся, по сути, бестией, а не женщиной, изображена в такой позе, что ровным счётом ничего не видно. Пример расы “Человек” в пятом издании - чернокожая девушка, почти полностью закованная в стальную броню. Никаких кольчужных бикини и обнажённых телес здесь нет - проходите мимо, грязные извращенцы! (так, наверное, думают самые ярые защитницы прав женщин).

Новой - и весьма печальной - вехой в “развитии” в данном направлении стало дополнение к пятому изданию, вышедшее в конце осени: Volo’s Guide. “Ни одной голой женской груди!” - бодро рапортуют создатели политкорректного DLC (хардкорные ролевики, уж простите за использование чисто геймерского термина). Может, исчезновение традиционных эротических образов, ориентированных на гетеросексуальных молодых людей - это всё же некая случайность и досадное упущение, которое исправят в недалёком будущем?

Нет. И не надейтесь. Вот вам пассаж из нового свода правил, не оставляющий камня на камне от этого устаревшего мира традиционных межполовых отношений: “Ваш персонаж вовсе не обязан отражать понятия о сексе и отношениях, почерпнутые из традиционной культуры - не загоняйте себя в какие-бы то ни было рамки! Женский персонаж, который представляется всем мужчиной, мужчина, чувствующий себя пойманным в теле женщины, и даже бородатая женщина-гном, которая ненавидит, когда её путают с противоположным полом - теперь возможно всё!”.

То есть вместо советов гейм мастеру, вместо того, чтобы указать, к чему приведёт тот или иной бросок двадцатигранных дайсов, нам объясняют новое устройство современного общества. Пол, раса, возраст - всё это очень плохо: новый homo sapiens должен стать неким универсальным “оно”. И от такой точки зрения не скрыться нигде - даже в вымышленном мире Dungeons & Dragons.

Компания Wizards of the Coast, владелец бренда D&D, заявляет открытым текстом: главной целью создания 5-го издания правил было повышение инклюзивности. Добро пожаловать, многоуважаемые оно, здесь вам теперь рады! А вы, психически больные любители волнующих женских форм, подождите-ка пока что за дверью.

Планомерное и преднамеренное удаление обнажённой женской груди из всего арта - это ещё полбеды. Создателям D&D из-за всех упомянутых выше современных трендов приходится пересматривать и правила самой игры. В классическом прочтении Dungeons & Dragons при создании персонажа женского пола параметр “сила” всегда понижался автоматом. А теперь этого просто нет - ведь нельзя же принижать достоинства и оскорблять прекрасный пол!?
Понятно, что девушка-КМС по лёгкой атлетике сильнее и ловче диванных воинов, а Ронда Раузи из UFC с лёгкостью набьёт морду любому гопнику. Но всё же в массе своей для двух полов действует определённый ряд закономерностей, возникших тысячи лет назад.

Повышение популярности Dungeons & Dragons путём включения всей публики от мала до велика - это, конечно, хорошо. Новая волна коммерческого успеха фэнтезийной вселенной не помешает. Но не рискуют ли Wizards of the Coast растерять традиционных клиентов, выпилив всех суккубов, призывно покачивающих своими огромными… перепончатыми крыльями?

Также по теме