0

Far Cry 5, Wolfenstein 2, Mafia 3: политики всё больше

Вместо инопланетян и монстров врагами в играх становятся копии реальных политических сил.

Far Cry 5, Wolfenstein 2, Mafia 3: политики всё больше
Темнокожий стример Джефф Франклин получил заряд из дробовика белого экстремиста и сразу же умер. Но мистеру Франклину повезло: у него оставалось ещё 10 минут демо Far Cry 5. Отомстил он изощрённо: бейсбольной битой, раскрашенной в цвета американского флага.

Far Cry 5 - один из самых специфических сюрпризов E3 2017. Геймплей, конечно, в традициях франшизы, но настолько политизированного и актуального сеттинга практически никто не ожидал. Округ Хоуп - это чистой воды выдумка: нет такого в штате Монтана. Однако фанатики-экстремисты и их лидер - тронувшийся умом проповедник - пугающе реалистичны.


Джефф Франклин считает, что это правильно: пора уже, наконец, говорить в играх о политике. Причём не о мифических государствах и напыщенных узурпаторах власти из соседних королевств, как в Final Fantasy XV, а о самой настоящей политике. “Если видеоигры будут касаться реальных жизненных тем, они станут более актуальной формой искусства и смогут вызвать дискуссию в обществе” - уверен мистер Франклин.

Элизабет Фэйвис, старший редактор Game Informer, считает, что подобных дискуссий весьма нехватает. “Разработчики, наконец, стали проявлять больше интереса к актуальным темам. Политика давно уже связана с искусством, и видеоигры не должны быть исключением. Я рада, что начали выходить проекты, заставляющие думать о современных проблемах”.

Игры действительно начали отражать zeitgeist, то есть дух времени. Причём отражение это носит, в основном, либеральный характер, что связано с политическими взглядами абсолютного большинства разработчиков. Примеров не так уж и мало.


Взять хоть многочисленные мини-игры с Дональдом Трампом, где с президентом-республиканцем предлагается сделать что-нибудь негативное - скажем, неудачную операцию на сердце. Ну или просто разбить его, как пиньяту, чтобы посыпались призы.

Крупные разработчики пошли по тому же пути. В Mafia III после череды итальянцев вам внезапно предлагают контролировать чернокожего ветерана вьетнамской войны. То, что само слово “мафия” появилось на Сицилии, уже никого не волнует. Главное взять известный бренд и прикрепить к нему что-нибудь актуальное, вроде #BlackLivesMatter, дабы каждый западный ревьюер боялся написать хоть слово негатива об этой игре. А потом юные обитатели Бронкса будут считать, что ножом по горлу - нормальный ответ на слишком тщательные полицейские проверки.


Есть даже более современные примеры: Wolfenstein 2. Пока действие происходило в Германии, никто и капельки внимания не уделил политическому подтексту. Но с переносом в США всё изменилось. Ведь захватить территорию штатов Третьему рейху помог не кто-нибудь, а Ку-Клукс Клан: вполне реальная экстремистская организация, защищающие традиционные ценности Юга. Разработчики The New Colossus вряд ли удержатся от того, чтобы провести оскорбительные параллели между ККК и республиканским правительством США.

Любопытен тот факт, что все эти игры начали создавать задолго до выборов 2016 г. в США. Расовая сегрегация, преступления на почве ненависти, экономический и социальный раскол в Европе - эти и подобные им тенденции начали вызревать ещё до Трампа.


Дэн Хэй, возглавляющий разработку Far Cry 5, удивлён тем, насколько игра отражает дух времени - учитывая, что процесс создания начался более 3-х лет назад. “У нас не было хрустального шара, мы не могли предугадать предстоящие события. И тем более странно видеть, как некоторые элементы нашего сценария уже начинают происходить в реальном мире. Наше глобальное “мы” превратилось в “мы и они”, у европейцев - Брекзит. Это всё пробирает аж до мозга костей”.

Однако у такой ангажированности есть вполне очевидная обратная сторона медали. Джесси Хеннесси, старший редактор Engaged Family Gaming (его самого с такой фамилией забанить бы за использование алкоголя), считает, что рейтинговым агентствам вроде ESRB придётся добавлять новый ключевой критерий оценки: были секс с насилием, а теперь появится ещё и политика.

“Игра может быть фантастической, но часть публики возненавидит её за добавление глобального потепления или ещё какой-нибудь скользкой темы” - утверждает Хеннесси. “Если вы, как издатель, намеренно продвигаете свою политическую повестку, будьте готовы к неминуемому отчуждению несогласных, даже если им понравился сам продукт”.


Политика - опасная игра: разработчики много потеряют, если публика внезапно идентифицирует себя со злодеями. И ежели Wolfenstein 2 забракуют только истинные арийцы, то с Far Cry 5 в этом плане всё может быть намного серьёзнее.

Уильям Вольфграм - стример из Миннесоты и поклонник франшизы Far Cry. На Е3 он летел во многом из-за геймплейного демо 5-й части. Но здесь следует отметить, что Миннесота - это практически Монтана: такая же дичь да благодать, не чета либеральной Калифорнии. А Уильям - убеждённый католик. По данной причине он просто не смог найти в своём сердце достаточно ненависти к архизлодею (напомним: это проповедник) с его последователями, и теперь не знает, будет ли вообще играть в Far Cry 5.

Также по теме