0

Рецензия на Warhammer 40,000: Space Marine

Тит, Тит, иди молотить!

Рецензия на Warhammer 40,000: Space Marine

Рядом с Савеловским рынком есть вьетнамский ресторан «Ханой». Там пахнет столовкой, персонал не говорит по-русски, об интерьере и говорить странно, и далеко не факт, что вымершие по всей Москве тараканы там тоже вымерли. Но если вы хотите вьетнамской кухни — идти нужно именно в «Ханой».

Недавно THQ выпустили игру Warhammer 40,000: Space Marine. Это довольно однообразная игра с устаревшей графикой, сделанная по лекалам примерно шестилетней давности. Но если вы хотите ощутить себя бессмертным воином в четырехсоткилограммовых доспехах, Избранным Императора, столетиями сражающимся в бесконечной войне с врагами человечества, Space Marine — единственная возможность осуществить это желание.

Warhammer 40 000 — фантастическая вселенная, выросшая из самой популярной в мире игры в солдатики от компании Games Workshop. Лейтмотив вселенной — доведенная до космического абсолюта безысходность: гигантская, невообразимо могущественная Империя людей, десять тысяч лет управляемая то ли мертвым, то ли прикидывающимся Императором-полубогом и угасающая от бесконечной войны со сборищем чудовищных уродов. В Империи царит что-то среднее между культом личности Сталина и религиозным фанатизмом времен крестовых походов — и последней опорой гибнущей империи являются титульные космодесантники, паладины и крестоносцы из будущего.

Как заглянуть в мир бесконечной войны и не сойти с ума

Редакция Gmbox.ru предлагает три относительно безболезненных способа познакомиться с гигантской вселенной Warhammer 40 000:

  • «Флафф-библия». Обновляемая вики-энциклопедия мира Warhammer 40K. Наиболее подробный справочник по вселенной. Приготовьтесь столкнуться с тонной информации (по большему счету ненужной), от которой может вспухнуть голова, и лучше начинайте с общих разделов.
  • Книги издательства Black Library. Наиболее доступный способ знакомства с космодесантниками. Книги уже давно издаются на русском языке и широко представлены в любом книжном. Поскольку оригинальный текст представляет собой строчки вроде «он выстрелил из болтера и улетел», то претензии к переводу минимальны.
  • Игровые кодексы. Warhammer 40K — это, в первую очередь, комплексная настольная тактическая игра. Вся остальная атрибутика (книги, видеоигры, литература) является сопутствующим товаром, созданным для продвижения на рынок игровых миниатюр (тех же космодесантников). Правила настольной игры — кодексы — наиболее точное и правильное описание того, что происходит в мире Warhammer 40K, сдобренное милыми советами вроде «бросайте кубики, проверьте мораль».

Усилиями придворных дизайнеров и писателей-фантастов Games Workshop создали лязгающий, грохочущий, сочащийся космическим кислотным гноем мир ужаса и бесконечной войны — казалось бы, готовый кандидат для индустрии видеоигр, где всегда любили блестящие доспехи и оторванные головы. И хотя многие пытались, за все это время почему-то отыскалась только одна компания, способная правильно работать с Warhammer 40 000 — это Relic Entertainment. Эта уникальная особенность помогла Relic сделать две классных стратегии (Dawn of War 1-2), но теперь они полезли в жанр, которым никогда не занимались, и вот тут стало ясно, что одного умения работать с первоисточником недостаточно.

С первого до последнего кадра Relic принимаются давить контекстом. На экране — будни скотобойни: космодесантники, грохоча доспехами, превращают в кровавые брызги десятки, сотни, тысячи (за 40000 трупов полагается отдельная награда) врагов. Каждый новый поворот на уровне, особенно в первой половине игры, где приходится иметь дело с гориллоподобными орками, начинается с рева орды атакующих и грохота автоматического оружия. Взрываются головы, в разные стороны летят фрагменты тел, ответный огонь рикошетит от брони. Но волна неизбежно достигает нас, герой выхватывает энергетический топор — и начинается собственно «сорокатысячный». Выкрикивая краткие молитвы Императору, Титус втаптывает оппонентов в землю, отрывает им головы, распиливает надвое цепным мечом, а над головой у него в этот момент, натурально, болтается нимб.

Games Workshop создали лязгающий, грохочущий, сочащийся космическим кислотным гноем мир ужаса и бесконечной войны

Боевая ярость длится первые несколько часов — до тех пор, пока игрок не понимает, что геноцид орков — это, по сути, все, что может предложить игра. Чтобы позволить игроку почувствовать, каково это — быть трехметровым сверхчеловеком, авторам пришлось принять несколько непростых решений. Например, Титус не пользуется укрытиями: космодесантники не прячутся — они истребляют. Герой с идеальной выправкой, как на стрельбище выпускает по врагам обойму, а затем вступает в ближний бой и, как пишут в книжках по мотивам, «становится воплощением гнева Императора». Восстановления здоровья здесь тоже нет — вместо этого герой может казнить врага, что придаст космодесантнику новые силы. Большую часть игры наш человек-танк не может прыгать. Вообще. Вместо этого он тяжелой поступью грохочет по захваченным орками цехам или, разбежавшись, кровавым бронепоездом врывается в гущу врагов. Но зато когда ему дают реактивный ранец — он прыгает так, что любо-дорого смотреть: взмывает в небо и с ревом обрушивается вниз, так что на экране некоторое время не очень можно разобрать, где куски противников, а где — взлетевшие в воздух обломки пола.

Relic каким-то образом умудрились все обставить так, что почти любая нелепица оказывается оправдана законами вселенной Warhammer. На выходе мы все равно получаем боевик, где герои похожи на персонажей Gears of War, но нет укрытий. В котором есть реактивный ранец, но нельзя прыгать. В котором виды огнестрельного оружия почти неотличимы друг от друга и, по сути, бесполезны. В котором, если уж на то пошло, всю дорогу нужно готовить азу из космических уродов, кромсая их трехкнопочными комбо.

Но по иронии судьбы, именно такая игра лучше всего отображает быт космических десантников — убивать яростно, убивать кроваво, убивать массово. Те, кто играл в Gears of War, наверняка помнят, как впервые располовинили локуста бензопилой: этот момент обыгран особо, с пижонским ракурсом камеры, брызгами крови и хрустом распиливаемых костей. Так вот, вся Space Marine состоит из этой сцены, размноженной на десятки вариаций. Именно этим она уникальна, и это главный и единственный повод закрыть глаза на ее недостатки. На самом деле, в Москве хватает вьетнамских ресторанов, но «Ханой» на «Савеловском» — он такой один.

Также по теме