0

Техасский психолог: "зависимости" от игр не существует!

Шарлатаны в погоне за длинным долларом готовы лечить даже то, чего нет.

Техасский психолог: "зависимости" от игр не существует!
Энтони М. Бин, доктор психологии из Техаса, считает, что понятие “зависимости от видеоигр” в лучшем случае некорректно сформулировано, а в худшем - опасно. Он и его коллеги полагают, что попытки включить это расстройство в официальные медицинские мануалы продиктованы не наукой, а политическим давлением.

Совсем недавно Бин вместе с единомышленниками при содействии Американской ассоциации психологов (крупнейшая профильная организация) опубликовал научный труд, в котором задаются вопросы касательно истинной мотивации тех, кто спешит признать увлечение видеоиграми новым официальным видом психического расстройства.

В частности, техасского доктора беспокоят два предложения: включить понятие “игрового расстройства” в Мануал диагностики и статистики (DSM) и Международный компендиум заболеваний (ICD). Название второго звучит особенно смешно и напоминает о Dota 2, но последствия будут самыми что ни на есть серьёзными.

DSM - это, фактически, энциклопедия официально подтверждённых психических расстройств в США. Она имеет абсолютный вес в таких областях, как клиническая практика, страхование здоровья, криминалистика и даже законотворчество на уровне правительства. Соответственно, компендиум ICD - то же самое, только уже в международном масштабе.

Бин считает, что к настоящему моменту собрано слишком мало статистических данных, чтобы включать так называемую “зависимость” в любой из этих двух документов. Техасец говорит о том, что разброс по различным исследованиям просто чудовищный: заболеваемость составляет от 0,8 до 50%.

Проще говоря, если взять группу из 100 геймеров, один психолог вам скажет, что больна половина, а второй - что клинически зависим лишь один-единственный заядлый игроман из всей подборки. Для Бина и его коллег это доказывает не наличие нового типа расстройства, а полнейшую некомпетентность науки в данной сфере. Слишком широкое и непрозрачное определение “зависимости” заклеймит целое хобби, как опасное.

“Я боюсь что они просто ставят карету перед лошадью” - сокрушается Бин. “Традиционные психологи взяли устоявшуюся концепцию зависимости, вроде наркотической, и просто заменили химические вещества на видеоигры. Но это же не одно и то же!” Бин в ироническом ключе предлагает тогда уже и повальное увлечение американским футболом классифицировать как опасное заболевание.

“А может быть, у человека синдром беспокойства?” - вопрошает техасский специалист. “Может, у него депрессия или проблемы личного характера, и видеоигры являются для него наиболее эффективным средством борьбы с персональным стрессом?” Если человек всё ещё ходит на работу, платит по счетам и является эффективным членом социума хотя бы на каком-то уровне, проблема явно не в видеоиграх - считает Бин.

В своём исследовании группа психиатров, вставших на защиту нашего любимого хобби, указывает на моральную панику, стремительно окружающую мир видеоигр и в США, и за рубежом. В Штатах телеканал ABC целый год следил за жизнью так называемых “зависимых”, в Китае Tencent недавно под давлением властей стал вводить ограничения на время игры.

Бин и его коллеги слишком хорошо понимают, зачем многие специалисты их сферы подпитывают эту панику: профит, длинный доллар. Правительственные гранты и новые возможности платной практики - вот то, что появится, если “видеоигровую зависимость” признают на официальном уровне.

Ну а теперь - нечто из разряда теорий заговоров. Только не бредовых, вроде рептилоидов и космических предков древних египтян, а пугающе реалистичных. Бин в своём исследовании утверждает, что давление на Всемирную организацию здравоохранения с целью включения пресловутой зависимости в ICD (компендиум заболеваний) оказывается на высшем уровне. И делают это неназванные политики из Китая и США.

Доктор Джеффри М. Рид, высокопоставленный член ВОЗ, отвечающий, среди всего прочего, за очередную итерацию ICD, подтверждает данную информацию: политики действительно регулярно контактируют с организацией, и “ненавязчиво советуют” признать увлечение видеоиграми опасной зависимостью.

ICD-11 будет опубликован в 2018-м году. В DSM-5 (американский перечень заболеваний) видеоигровая зависимость фигурирует как “психическое состояние, подлежащее дальнейшему изучению”. То есть болезнь в классическом смысле этого слова ещё не признана - ни на международном уровне, ни в США. Однако различные “энтузиасты” и просто шарлатаны уже принялись её лечить. Причём и в Штатах, и в Азии.

“Если прогуглить видеоигровую зависимость, выпадут сотни вариантов. В основном это различные лагеря в США. Это настоящее безумие, но родители думают, что за лето их детей исправят, и отправляют их туда на лето - в глушь и дичь.”

Бин признаёт: молодые люди приобретают некие навыки, но сути дела это не меняет. Вернувшись в цивилизацию, юноши не ищут гризли, чтобы пойти на него с рогатиной, не шьют сумки из куниц и не разводят костры посреди станций метро. Они по прежнему предпочитают своё излюбленное хобби.

Бин и его коллеги уверены: скептики неправильно понимают концепцию “зависимости” от видеоигр. Вернее, они вообще не понимают главного: такого понятия в принципе не существует. По крайней мере, на данный момент.

Также по теме