0

Города "Ведьмака", Dark Souls и Bloodborne VS средневековая живопись

Спойлер алерт: победила дружба!

Города "Ведьмака", Dark Souls и Bloodborne VS средневековая живопись
Города в большинстве фэнтези-игр - не более чем пит-стопы, наполненные “механиками”, готовыми в рекордные сроки выдать игроку максимум квестов, и вновь отправить его в бесконечную гонку за опытом и золотом куда-нибудь подальше. Однако некоторые разработчики всё же пытаются уделить своим урбанистическим центрам больше внимания, и порой получаются города столь высокого качества, что поневоле возникает ощущение: да эти ребята консультировались с историческим материалом!

Пожалуй, Witcher 3 - наилучший пример. “Ведьмак” - стопроцентная фэнтези-игра: за пределами крепостных стен можно найти эльфов, драконов, грифонов, вампиров и много кого ещё. Но когда речь заходит о крупных поселениях, дизайнеры CD Projekt демонстрируют знание реальной архитектуры. Новиград - это явно центрально-европейский стиль, Боклер - средиземноморский, и так далее. Без всякой пошлой эклектики.

Скайлайн городов Witcher 3 резонирует с классическими иллюстрациями 15-го - 16-го века. На ум приходит “Нюрнбергская хроника” (не путать с процессом!) и Civitates Orbis Terrarum (“Города мира” в переводе с латыни), созданная монахом-географом Георгом Брауном и художником Францем Гогенбергом. В этой огромной коллекции гравюр есть и подробные карты, но большинство из них является художественными произведениями, сумевшими передать дух того или иного города.

Эти картины отражают и вертикальность, и горизонтальность крупного средневекового поселения. Храмы построены на холмах, дабы подчеркнуть величественность, стены и башни возвышаются над всем остальным. Однако и за этими стенами жизнь не обрывается сразу же. Сначала идут домики горожан победнее, затем - лачуги и дома зажиточных крестьян, за ними раскинулись возделываемые поля, и только потом идёт дикая земля или дремучие леса.

А теперь вспомните свой собственный опыт в третьем “Ведьмаке” - всё то же самое! Храм Вечного Пламени в Новиграде - настоящий символ власти, которому по статусу полагается быть выше всех других строений, замок Боклер играет похожую роль. Witcher 3 лучше других игр демонстрирует “размытость” средневековых городов: даже стены здесь не являются чёткой границей, а первые признаки цивилизации в виде крестьян в ярких одеждах встречаются ещё до первой сторожевой башни или таверны - совсем как на гравюрах Брауна и Гогенберга.

Что способно вдохнуть жизнь и в картину, и в игру? Конечно же люди. В CD Projekt не пытались сделать из третьего “Ведьмака” Assassin’s Creed: Unity, а потому не стали забивать улицы народом до отказа, как это делал художник Питер Брейгель-старший (Голландия, 16-й век), но параллели явно чувствуются. Крестьяне, горожане, челядь, аристократия - в общем, люди всех социальных страт гуляют, разговаривают, несут товары, читают, выпивают и так далее. Каждый занят своим делом и создаёт уютное ощущение реализма, а не меняет пол каждые 10 - 15 секунд (что действительно происходит в Assassin’s Creed, посвящённом французской революции).

Города третьего “Ведьмака” существуют в очень жестоком мире - гражданская война, интриги феодалов, нечисть, своенравные эльфы - но они не изображены как чумные выгребные ямы, в которых каждый норовит выплеснуть прохожим на голову фекалии из ночного горшка.

В средневековой Германии (которая тогда представляла собой порядка 200 независимых княжеств) даже был отдельный поэтический жанр - Stadtelob, то есть “Восхваление городов”. Трубадуры и виршеплёты старались одинаково превознести как мощные укрепления, так и благородных граждан своего родного поселения. Witcher 3 намного ближе к этому, чем к упадническому изображению городов.

Анор Лондо из Dark Souls - совсем другой случай, ведь мистики в игре от From Software несравненно больше, чем в третьем “Ведьмаке”. Неприступные белые стены на фоне вечных серых облаков сначала вообще кажутся недостижимым бэкграундом, и только потом игрок понимает - до города можно добраться, он реален! Путешествие долгое и трудное, но оно того стоит: контраст света (Анор Лондо) и тьмы (все прочие локации) неповторим.

Казалось бы, чистейшей воды фантастическая выдумка - какие уж тут исторические прообразы? Но на самом деле, у любознательных японцев могло быть как минимум два источника: представьте, какое количество материала им пришлось перелопатить, чтобы вместо очередной “луны в матроске” создать такое мрачное средневековье, которое даже 99% европейцев не может повторить.

Первый из источников - пророчество о Новом Иерусалиме: городе, который мистическим образом спустится с небес на землю. В Liber Floridus (“Книга Цветов”, энциклопедия 12-го века) этот таинственный город изображён как ансамбль величественных башен белого и голубого камня, окружённый неприступными стенами - чем не Анор Лондо?

Второй источник - иллюстрации художника Дюка де Берри к манускрипту 15-го века, в котором города связывались с различными небесными светилами. Конечно, имелась в виду прежде всего календарная связь и характер течения времени, ведь в Европе на тот момент уже была доминирующая монотеистическая религия. Но некие языческие нотки всё равно чувствуются, а это уже самый натуральный Praise the Sun!

Самое время с лучезарных вершин Анор Лондо ниспровергнуться в пучины преисподней: Ярнам. Конечно, в столице Bloodborne на лицо все признаки викторианской эпохи, включая индустриальную революцию, но за треуголками, винтовками и сложными механическими гаджетами не спрячешь страдающее средневековье. Ярнам = Иероним Босх (Голландия, 15-й век), и тут дело не только и не столько в архитектуре, сколько в общем настроении.

Настроении полнейшей безнадёжности, разумеется. Тотальный мрак, безысходность и негатив, и лишь языки пламени да неясный свет время от времени выхватывают неприятные детали из безбрежного моря тьмы. Причём что у Босха, что в Bloodborne - ощущения практически одинаковые.

Наследие истории - это не только скучные пыльные архивы. Без перечисленных жемчужин человеческой культуры современные игровые хиты, скорее всего, смотрелись бы намного более бледно. Как знать - может, через сотню лет Witcher 3 и Bloodborne будут изучать профессора семи пядей во лбу, котируя их не ниже, чем средневековую живопись.

Также по теме