2

Как "Денди" создала консольный рынок в России

Как "Денди" создала консольный рынок в России
В 90-е годы Россия была самым настоящим Диким Западом - никаких правил и ограничений. Конечно, с этим была связана масса негатива, но нельзя забывать и о позитивных сторонах. Особенно о тех, которые в корне изменили жизнь всех постсоветских геймеров. Самым большим прорывом была приставка “Денди”, единолично сформировавшая консольный рынок России.

Разумеется, сделала это не сама приставка, а её создатель - Виктор Савюк. В самом начале 90-х он узнал о “ТВ-играх”. Сегодня эта концепция у всех геймеров в крови, но представьте самое начало 90-х в развалившемся СССР: ни интернета, ни даже печатной игровой прессы. Гейминг был уделом весьма узкой прослойки населения: обеспеченных технических гиков.

IBM стоил запредельно, Yamaha - чуть подешевле, ZX Spectrum считался условно доступным. Но всё равно: если проводить аналогии, “Спектрум” стоил раза в полтора дороже новенькой Xbox One X - вот такая это была “доступность”. На данном фоне Виктор Савюк узнаёт, что существуют недорогие игровые машины, подключаемые к ТВ, который и так, и так есть в любой семье.

С этой концепцией энтузиаст (кстати говоря, известный диджей в 80-х) приходит в крупную по постсоветским меркам компьютерную фирму Steepler. Как ни странно, дельцы не выгнали мечтателя. Наоборот: в компании восприняли концепцию, организовали новое внутреннее подразделение, дали господину Савюку более-менее приличный бюджет и полный карт-бланш на дальнейшие действия.

Несмотря на острый дефицит информации, Виктор Савюк знал, что существуют Nintendo и Sega, до них была Atari, и что приставки - действительно крупный бизнес в США и в Азии. Следовательно, при достаточном количестве усилий можно сотворить нечто подобное и в России.

Создатель (а лучше сказать, верховный идейный вдохновитель, ибо в роли непосредственно создателей выступили безымянные инженеры из Тайваня) понимал и ещё одну специфическую вещь - насчёт Дикого Запада. Dendy изначально должна была стать “подделкой”, но и не подделкой одновременно: в России тех беспокойных дней просто не существовало законов о защите интеллектуальной собственности в области компьютерных технологий.

Для производства первой российской приставки Савюк выбрал Тайвань, так как китайская сборка той эпохи, мягко говоря, оставляла желать лучшего. Савюк - визионер и пророк, но специалистом по консольному железу его явно не назвать. Поэтому переписка с производством стала самым сложным моментом: заказчик не понимал большей части технических вопросов, которые ему задавал завод.

По всей видимости, исходя из общего бюджета заказа (а он был приличным только по меркам вчерашнего СССР) и количества требуемых экземпляров, производитель понял: сумасшедшему русскому нужны приставки прошлого поколения, клоны Famicom, которыми уже интересовались в Польше, Сербии и Боснии.

Первую прототипную “Денди” Савюк получил в октябре 1992-го. Он понял, что это будет настоящая революция, покруче Великой октябрьской социалистической. Оставалось - всего ничего: подготовить совершенно девственный рынок, для которого громкое Atari - лишь пустой звук.

У Nintendo - Марио, у Sega - Соник, и Савюк понимал, что “Денди” требуется собственный зверь-талисман (давайте уж не употреблять современное слово мэскот, которое тогда никто не слышал). На помощь пророку пришёл иллюстратор Иван Максимов, создавший очень даже приличного слонёнка. Конечно, субъект с хоботом не так крут, как, скажем, Крэш от Sony. Но надо понимать, что почти вся рекламная продукция тех времён (кроме ТВ-спотов банка “Империал”) была ужасным трэшем, на фоне которого слон выглядел вполне достойно.

Кстати, о рекламе мы упомянули не зря. Виктор Савюк осознавал, что совершенно новую концепцию будет нелегко объяснить массовому потребителю, поэтому весьма приличная доля бюджета, выделенного компанией Steepler, пошла на ТВ-рекламу. В результате появились те самые ролики, которые тогда по эффекту превзошли любой PS VR или HTC Vive.

Интерес народа был обеспечен, но Dendy, продажи которой стартовали в декабре 92-го, не взлетела сразу. Дело в том, что из-за сложностей перевода и недостаточной технической экспертизы Савюка, у тайваньцев заказали систему с дорогостоящей французской кодировкой цвета SECAM. Никакой необходимости в этом не было: телевизоры с двойной кодировкой PAL/SECAM уже получили широкое распространение.

О провале речи не шло - приставка расходилась в количестве 2000 - 3000 штук в месяц на протяжении полугода. Однако не этого добивался визионер Савюк, и совсем не это он обещал своим деловым партнёрам.

К июню 93-го неудачный выбор SECAM и прочие технические ошибки были учтены: в продаже появилась новая Dendy Junior - существенно более дешёвая, чем предшественница, а по сути всё тот же клон Famicom - Nintendo Family Computer. Брэнд-нейм, ТВ-реклама, наличие гарантии (в отличие от китайских ноунеймов, наводнивших к тому времени рынок РФ) - советские старатели нашли золотое дно Клондайка. Средний показатель продаж составил порядка 70 000 консолей в месяц, первый миллион долларов США удалось заработать уже через несколько месяцев.

Эта история, как ни странно, со счастливым концом. Общие продажи Dendy к моменту снятия с производства достигли 2-х млн штук. Подразделение Steepler было переименовано в Dendy Company, и эта новая компания в 1994-м году провела переговоры на высшем уровне с самой Nintendo of America. По результатам Dendy получила не только официальное право на дистрибуцию SNES на территории России, но и юридически закреплённое подтверждение того, что Nintendo не будет преследовать компанию за производство, по сути, пиратской “Денди”.

Всё остальное - это уже история. Sony и Microsoft пришли на полностью сформированный и цивилизованный рынок, на котором лишь изредка наблюдались эксцессы и пережитки прошлого в виде открытой продажи взломанных Xbox прямо на “Горбушке”.

Также по теме