1

Интимные сцены в играх - головная боль разработчиков

Интимные сцены в играх - головная боль разработчиков
Секс в видеоиграх (впрочем, как и сам по себе) - вещь далеко не новая. Но всё так же востребованная, как и на заре времён. Ещё в первых квестах от Sierra самопровозглашённый сердцеед Ларри охотился за дамочками и порой добивался чего хотел, несмотря на свой весьма сомнительный облик. Но сейчас уже не 80-е: нельзя просто показать симпатичную мультипликационную девицу, а затем отделаться от разгорячённого геймера анимацией добычи нефти, поезда в тоннеле и, наконец, взлётом ракеты.

С появлением правдоподобных 3D-моделей капризные игроки стали требовать более реалистичного интима, да и сами разработчики понимали, что “горячие” сцены - отличный приём, позволяющий заманить потребителя. Sex sells (*секс продаётся) - это главная заповедь любого западного маркетолога, причём и в играх это фундаментальное правило работает на ура.

История интима в играх - это движение чрез тернии к звёздам. Некоторые из вас ещё помнят “Горячий кофе” в GTA: San Andreas. Согласитесь, что зрелище так себе: мало того, что модели низкополигональны, так ещё и все действующие лица в одежде. Стоит учитывать и влияние цензуры: в The Sims, например, предпочли переместить весь action под одеяло, а любую обнажёнку для верности перекрывают тяжелейшим пиксельным фильтром.

Настоящим первопроходцем в области интима как искусства стала Bioware. Уже в первом Mass Effect (2007 г.) можно было наблюдать чудеса постановки и режиссуры, а в Dragon Age студия, если так можно выразиться в данном случае, продолжила полировать своё мастерство. Весьма двусмысленно в данном контексте, но ничего не поделаешь.

Восемь лет Bioware царствовала безраздельно, но в 2015-м в ходе дворцового переворота на трон взошёл CD Projekt. Ещё по The Witcher 2 было понятно, что у братьев-славян явно есть талант, причём и в сфере виртуального интима. Без той самой полировки мастерства не обошлось, и в результате секс-сцены из третьего “Ведьмака” были единогласно признаны лучшими за всю историю мирового игропрома. После фиаско Mass Effect: Andromeda можно сказать, что конкурентов на горизонте не видно.

При этом Павел Сверчински, главный режиссёр по синематикам CD Projekt, в инртервью Kotaku отмечает: секс сцены - настоящая головная боль. Это целый процесс: создание сценария, сторибординг (зарисовки на доске), сеансы захвата движений с реальными актёрами, озвучка и так далее. Однако этим дело не ограничивается - далее следуют специфические тонкости в плане технической реализации.

Когда персонажи взаимодействуют друг с другом на расстоянии - разговаривают, играют в мяч, пытаются изжарить друг друга при помощи бластеров или магических заклинаний - никаких проблем нет. Но при тесном контакте (назовём это так) начинается жесточайший клиппинг, а это крайне серьёзная проблема. Согласитесь, когда в ходе предварительных ласк ладонь невзначай проваливается внутрь бедра, всё настроение как-то пропадает.

В результате художникам приходится по кадрам редактировать анимацию, что требует колоссального количества времени и терпения. Некоторые 3D-модели физически не могут принимать отдельные характерные позы, так как начинаются неисправимые глитчи анимации. Сверчински приводит самый невинный пример: руки над головой. Этого допускать нельзя, так как - внимание! - гротескно деформируются текстуры подмышек. Текстуры. Подмышек. Звучит неприятно, но факт остаётся фактом.

Математика трудозатрат простая: на одну секс-сцену требуется в 3 раза больше времени и ресурсов, чем на аналогичный по хронометражу синематик по основному квесту (без интима).

Помимо упорства и усидчивости необходима смекалка и изрядная доля креатива. Например, в DLC “Кровь и вино” есть магическая “горячая” сцена в облаках. Разумеется, в CD Projekt не могли позволить себе снимать в условиях нулевой гравитации - это ж не Центр подготовки космонавтов в конце концов. Пришлось проводить подводную съёмку в бассейне, что тоже не дёшево и весьма хлопотно. Мало того: видеосъёмка - не захват движений (сенсоры в воде просто бы закоротило). Художникам потом пришлось вручную анимировать сцену, вдохновляясь полученным видео.

Человеческая психология тоже играет важную роль. Ещё в эпоху второго “Вдьмака” произошёл любопытный случай. Разработчики пригласили для motion capture реальную пару. Те сначала согласились, но уже в студии внезапно испугались и поняли, что могут случайно показать друзьям и коллегам какие-то характерные вещи из своей интимной жизни. Парочка поначалу чувствовала себя крайне зажато. В конечном итоге сделать достойную сцену всё же удалось, но с тех пор CD Projekt нанимает профессиональных актёров.

Ещё один немаловажный фактор - уже упомянутая цензура. Сверчински подчёркивает: всё, что хотя бы немного напоминает характерные движения на уровне таза, строго-настрого запрещено. Вернее, не то чтобы запрещено, однако вместо более-менее нормального Mature можно получить жестокий рейтинг Adults Only, который весьма больно ударит по продажам игры.

Именно из соображений цензуры пришлось основательно порезать сцену с Трисс на маяке, где ведьмак вместе с магичкой предаются любовным утехам прямо перед источником света. В результате синематик потерял изрядную долю смысла: становится непонятно, почему это корабли вместо беспрерывного луча получают прерывистый, да ещё и с определённой периодичностью мигания.

На сегодняшний день единственный способ создания секс-сцены без чудовищных трудозатрат - это сделать так, чтобы игрок заранее воспринимал всё происходящее с внушительной долей юмора. Больше всех в этом преуспели, пожалуй, создатели Saints Row IV. С самого начала они приняли волевое решение: вообще не заморачиваться по поводу клиппинга.

Посудите сами: Геральт и все его потенциальные партнёрши созданы единожды самой студией, а ключевой персонаж Saints Row IV подвергается сложнейшей модификации. Можно даже создать себе аналог Лолы Феррари (было в 90-х чрезмерное увлечение силиконом…). Джефф Билавски из Volition подчёркивает: интимные сцены прорабатывались только для усреднённой по всем параметрам 3D-модели. Если геймер создавал анатомического монстра, он должен был быть готов к тому, что всё станет проваливаться сквозь всё.

В общем, сложности в плане интимного геймдизайна и анимации очевидны, но пока уважение к женщине не одержало окончательную победу над здравым смыслом, пока старейшая маркетинговая аксиома sex sells действует, разработчики продолжат радовать геймеров пикантными сценами, разгорячающими воображение.

Также по теме

Также по теме