1

Что биржевой обвал означает для геймера

Что биржевой обвал означает для геймера
Нью-Йорк, Пекин, Токио - казалось бы, глобальный биржевой обвал происходит где-то далеко, и непосредственно нас с вами совершенно не касается. Пока что. Мы сейчас не будем разводить популистскую демагогию касательно возможных последствий для нефти, рубля, бензина и даже корзины потребительских товаров (хотя поверьте - могли бы), а лучше поговорим о специализации Gmbox - о видеоиграх.

Начнём с многострадальной EA. Всего за несколько дней котировки акций компании потеряли 7 долларов. Activision Blizzard приблизительно за тот же период просела на $6. Вы думаете, только на западе всё столь тревожно? Что же, обратим свои взоры на восток.

Вновь обретшая силу Nintendo, которая весь год пёрла (а по другому и не скажешь) вверх благодаря хипстерскому феномену Switch, сдала позиции. Совсем недавно был достигнут максимум в 50 000 йен за одну ценную бумагу, сейчас уже акция стоит лишь чуть больше 44 тысяч.

У диверсифицированной Sony дела обстоят немногим лучше. Помимо игр и консолей, компания выпускает целый ряд продукции - от телевизоров до смартфонов. Однако и Sony не удалось избежать повального негативного тренда: -4,2% всего за несколько дней.

И последний пример, чтобы не достать вас оконочательно конкретикой. Поднебесную не спасла даже Великая Стена финансового регулирования: акции NetEase (Revelation Online, Survivor Royale, официальный партнёр Blizzard по World of Warcraft в КНР) просели на $12.

В общем, пока что не апокалипсис, но тучи явно сгущаются. Теперь попробуем разобраться в том, что всё это означает непосредственно для нас, как для заядлых игроманов. Gmbox недавно заявлял, что игровые компании продают воздух, нули и единицы. Мы, конечно, утрировали. На самом деле, их товар - интеллектуальная собственность. А её всегда крайне сложно оценить, пока она не достигла своего клиента.

Любой распиаренный фильм или роман может оказаться лишь расходом бумаги и киноплёнки, с крупными играми - то же самое. Поэтому игровым компаниям приходится во многом полагаться на хайп: продукта ещё нет, но надо заставить всех его ждать. И здесь мы подбираемся к главной части нашего повествования. Дело в том, что хайп делится на два чуть ли не диаметрально противоположных типа: геймерский и инвесторский.

Поясним на простом примере. “В нашем action/adventure/shooter/RPG можно будет бесконечно охотиться на инопланетян, прокачивать и модифицировать как персонажа, так и бесчисленные пушки, при этом и сюжет мы отличный сделаем” - это чисто геймерский хайп.

А теперь из недавнего. Take Two заявила, что не только в Red Dead Redemption 2, но и во всех её последующих проектах _обязательно_ будут микротранзакции. Наиболее фанатичные геймеры уже разжигают факела и точат вилы, но инвесторы - напротив - потирают руки: “Хммм, отличный подход к монетизации, вложу-ка я в эту компанию побольше денег”.

Поэтому топ-менеджерам игропрома приходится вечно лавировать между двумя взаимоисключающими желаниями: игроману хочется заплатить за коробку $60 (лучше 40… нет, вообще $20!) и без дальнейших затрат получить 3000 часов геймплея. Ну а желание инвестора - известно какое. Геймер обязан заплатить за вход минимум $60, а затем (в течении, скажем, 5-ти летнего цикла активной жизни игры) выложить за всякие DLC, пропуска и скины ещё хотя бы долларов 600.

Однако (и здесь мы возвращаемся к текущим событиям) инвестор - существо специфическое. Может, когда-то в детстве он сам и играл на NES, но теперь на него действуют исключительно законы рынка. Если акции продают как класс (хоть хлебокомбината, хоть ЕА), если сыпется даже новомодный биткоин и пора перекладываться в золото, никакая сила не заставит его остаться в ценных бумагах игровых компаний, обещай ты ему хоть самые нарко…, простите, “вызывающие зависимость” микроплатежи.

Так что текущая рыночная коррекция (если она не превратится в затяжное падение нефти, рубля и всего сущего) - это скорее хорошо для нас, геймеров. Компании получат своеобразный холодный душ, который напомнит: инвестиции - это отлично, однако основным источником дохода по прежнему остаётся продажа игр. Значит, нужно делать по настоящему качественный продукт, а не просто бездушную обдираловку, которая всеми правдами и неправдами пытается затянуть геймера в мутный водоворот микротранзакций.

Главное, чтобы изменчивые рыночные реалии не продержали игроделов в холодном душе слишком долго, ибо всему есть предел. При падении капитализации до критических минимумов компании примут самое логичное решение: выжить любой ценой. А здесь все средства хороши, вплоть до продажи в рабство китайцам или транснациональным медиа-конгломератам.

Пожалуй, один из самых ярких позитивных примеров в современной истории - успешное сопротивление Ubisoft враждебному поглощению со стороны Vivendi. Да, игры французов многие критикуют, но положа руку на сердце: они скорее хороши, чем нет. Неужели хоть кто-то попытается смешать с грязью новый Assassin’s Creed, Ghost Recon: Wildlands, или, скажем, шедевральный Far Cry 3? Вряд ли.

А в случае поглощения Vivendi сценарий ясен: программеров Ubisoft прикуют цепями к компьютерам и заставят делать по 5 мобильных “Ассасинов” в год, причём каждый из них будет рассчитан не на геймплей, а исключительно на финансовую дойку азиатского покупателя.

В общем, давайте рассчитывать на лучшее. Давайте считать, что текущий краткосрочный рыночный шок напомнит игроделам о том, что в основном надо полагаться на нас, геймеров, а изменчивых инвесторов расценивать лишь как приятный бонус. Ибо в противном случае, при повторении сценария 2008-го, придётся думать уже не о такой роскоши, как видеоигры, а о дошираках.

Также по теме