«Сливовая Ракия»: Святослав Бочаров играет в CoD: Black Ops 4 Blackout | Online

0

Игры лучше жизни: Ubisoft в 15 раз обгоняет рынок Франции

Игры лучше жизни: Ubisoft в 15 раз обгоняет рынок Франции
Ubisoft - уникальная компания. Конечно, её рыночная капитализация составляет “всего” 9 миллиардов долларов, и с автопромом, как Gmbox это уже не раз делал, не сравнишь (даже Peugeot стоит почти 20 миллиардов долларов). Тем не менее, Ubisoft официально входит в “Большую тройку” издателей видеоигр, причём отличается от своих двух конкурентов тем, что это - семейный бизнес. И не просто семейный, а такой, который годами успешно сопротивляется враждебному поглощению со стороны одного из крупнейших медиа-конгломератов Европы.

Vivendi была основана ещё самим Наполеоном Третьим - племянником того самого Наполеона, который после головокружительного успеха во всех европейских столицах долго недоумевал, почему взятие Москвы не означает завершения военной кампании в России. Сегодня рыночная капитализация Vivendi составляет порядка 35 миллиардов долларов - проще говоря, стоит она в 4 раза дороже Ubisoft.

Разница существенная, но это всё же не десятки раз. То есть потенциальная покупка создателей Assassin’s Creed - не “так, рыбёшку мелкую проглотить”, а достаточно серьёзная сделка. Тем не менее, как сказал недавно один политик, “Деньги есть”. Так почему же сделка не проходит? Чтобы дать ответ на этот вопрос, начнём с актуальных успехов Ubisoft.

В прошедшем финансовом квартале продажи французской компании составили 890 млн долларов, что на 30 млн выше прогнозов. Основным катализатором, как не трудно догадаться, стал новый Assassin’s Creed: Origins. Ребут культовой франшизы после двухлетней паузы в праздничный период разлетался как горячие пирожки (да здравствуют журналистские клише).

Но, как говорится, не ассасином единым. “Повторяющиеся инвестиции игроков” (так Ubisoft называет микротранзакции, чтобы не произносить термин “микротранзакции”, который сейчас всех жутко раздражает) за год показали фантастический рост на 88%. Вот так-то. Пока защитники высшей справедливости критикуют микроплатежи, донатеры преспокойно покупают золотые портреты, элитные скины и сезонные пропуска в Rainbow Six: Осада.

Успех в плане игр напрямую сказался и на рыночной динамике. Не надо быть биржевым аналитиком семи пядей во лбу, чтобы разобраться в следующем простейшем графике:

CAC 40 - это широкий индекс французского рынка, как в Америке S&P 500 и Dow Jones Industrial Average, или как у нас - индекс РТС. За год CAC 40 прибавил 6%, при этом акции Ubisoft подскочили почти на 95%. Проще говоря, если 12 месяцев назад нашёлся какой-то смелый безумец, который поставил абсолютно всё на Ubisoft, продав сегодня он получит в 15 (!!!) раз больше денег, чем осторожный индексный инвестор, вложившийся во французский рынок в целом.

Конечно, наступивший финансовый квартал будет не таким “горячим”, как предыдущий. Сама Ubisoft прогнозирует продажи на уровне 550 млн долларов - на 340 миллионов меньше, чем было. Связано это с тем, что отчётный период закончится 31-го марта, а Far Cry 5 выйдет лишь 27-го - так сказать, под занавес. Однако исходя из демо и геймплейных трейлеров можно предположить, что ещё через квартал продажи вновь попрут вверх.

Рост котировок акций означает, что компания дорожает - следовательно, и потенциальная покупка для Vivendi становится всё дороже. А с учётом местной юридической специфики даже крупному конгломерату приходится быть осмотрительным. Дело в том, что по французским законам владелец 30% акций обязан попытаться совершить поглощение, а в случае провала - распродать ощутимую часть своей доли.

Сейчас Vivendi принадлежит приблизительно 26% ценных бумаг Ubisoft: неудивительно, что медиа-монстр ведёт себя крайне осторожно. Например, в ноябре представители Vivendi заявили, что на протяжении как минимум 6-ти месяцев не будут пытаться осуществить поглощение.

В общем, получается самая настоящая La Resistance, только в роли маршала Де Голля - Ив Гиймо, генеральный директор Ubisoft. Говоря об успешном сопротивлении, нельзя не остановиться на этой знаковой фигуре. Поверхностно кажется, что босс Ubisoft - эдакий немного наивный живчик сильно за 50, который бегает по сцене вместе с Сигэру Миямото и искренне радуется новому Марио. Однако без хватки капиталистической акулы мсье Гиймо далеко бы не ушёл.

Приведём один яркий пример. Независимый совет директоров Ubisoft. Подчёркиваем - независимый. И тем не менее, в этом “независимом” есть некая троица - Клод, Кристиан и Мишель - которую объединяет кровное родство и фамилия Гиймо. Эти трое и сам Ив - родные братья. Понятно, что при таких раскладах многие решения фактически принимаются в пользу семьи.

Для нас, как для геймеров, это очевидный плюс. Ибо совершенно ясно, что будет происходить в Ubisoft, если компанию всё же поглотит сам Наполеон Третий (его уже давно нет, Vivendi управляет Венсан Боллоре, но для яркости образа хотелось ещё раз упомянуть племянника великого императора).

Сейчас микротранзакции в той же Rainbow Six: Осада можно условно, с натяжкой назвать “справедливыми”, а при Vivendi наверняка начнётся полное мракобесие, вроде платных пушек по 25 000 очков славы. И это, опять же, в лучшем случае. В худшем - все 12 000 сотрудников Ubisoft заставят изготавливать мобильные игры для Азии, заморозив прочие проекты. Тогда об амбициозных - можно даже сказать, мечтательных - начинаниях вроде Beyond Good & Evil 2 придётся забыть навсегда. А это уже будет самая настоящая трагедия.

Также по теме