1

Почему "Первому игроку приготовиться" может провалиться в прокате

Почему "Первому игроку приготовиться" может провалиться в прокате
До выхода “Первому игроку приготовиться” на всех киноэкранах Вселенной осталось всего каких-то два дня. Все нормальные геймеры замерли в ожидании, однако над фильмом нависло облако. Серое облако потенциальной критики, которое способно как минимум основательно подпортить бокс-офис новой картины Спилберга, а как максимум - спровоцировать её провал в прокате. По крайней мере, в западном.

Российскому зрителю (и читателю) будет не очень понятно, но мы постараемся всё объяснить. Чтобы понять причины нависшей угрозы, надо начать с литературной критики одноимённого романа Эрнеста Клайна. В невероятно далёком 2011-м, когда он только был опубликован, все единогласно признали его одновременно и шедевром, и ни к чему не обязывающим лёгким чтивом.

Согласитесь, это более чем лестная характеристика, которой можно заинтересовать как интеллектуала семи пядей во лбу, так и обычного человека, которому нужно просто скоротать время в метро. Что же пошло не так? Почему книга, о которой благодушно отозвались в ультра-привередливом New York Times, впоследствии стала объектом ненависти массы людей?

ВНИМАНИЕ! В материале содержатся спойлеры по книге. А значит, и по фильму.

Очередной вопрос, не касающийся фильма, но потерпите: мы к этому идём. Дабы понять, что же произошло в нелёгкой судьбе Ready Player One Эрнеста Клайна, посмотрим на реакцию, которую вызвал его следующий роман - “Армада”. Сюжет весьма похожий: все видеоигры - на самом деле секретная программа правительства, в тайне готовящего население к вторжению инопланетян и прочих монстров. Потом оно действительно происходит, и заядлые геймеры из порицаемых общественностью тунеядцев внезапно превращаются в наиболее ценных специалистов.

Ничего особенного, стандартная тема: если вспомните, она обыгрывалась ещё в “Терминаторе-2”, где тинейджер-шалопай, вечно торчавший в аркадных залах, впоследствии возглавил последнее сопротивление на Земле. В общем, обычная фантазия, которая должна заставить любых гиков почувствовать себя “крутыми” и “нужными”. Однако “Армада” наткнулась на холодную стену непонимания.

Gamergate - вот ответ на все вопросы. Новое негативное отношение к “Первому игроку приготовиться” Эрнеста Клайна, оглушительный провал “Армады”, нависшая над экранизацией Спилберга угроза - всё Gamergate. “Армаду” опубликовали в 2015-м, когда гикдом из тихих совместных радостей по поводу Толкиена, Dungeons & Dragons, Bladerunner или Star Wars превратился в непримиримую гражданскую войну.

Тем, кто уже запамятовал, что такое Gamergate, напомним. В мир видеоигр ворвались женщины с социально-активной позицией, вроде Аниты Саркисян, и стали отбирать у нормальных геймеров святое: объектифицированных женских персонажей. Грудь меньше, косметики - ноль, лицо попроще, никаких коротких юбок или - тем более! - бронестрингов.

А также в играх срочно нужно было представить сексуальные и нацменьшинства: в общем, воинствующие феминистки не на шутку разбушевались. Неудивительно, что некоторые из нормальных белых мужчин немного увлеклись и направили им невинные угрозы расправы и сексуального насилия, которые всё равно никто не собирался осуществлять.

В ходе бэклеша после Gamergate “Первому игроку приготовиться” был развенчан и втоптан в грязь. Из современной путеводной звезды каждого гика роман внезапно превратился в мелочную сказочку про белого парня, которому всё равно. Да, у произведения действительно есть недостатки (надеемся, Спилберг их исправил), но совершенно не те, о которых говорят озверевшие левые критики.

Артемис, ставшую впоследствии девушкой главного героя, называют всего лишь трофеем, красивой куклой, которая досталась Уэйду в самом конце в качестве игрушки для удовлетворения сексуальных потребностей. Ни один из Саркисян-клонов не хочет упоминать о том, как всё в книге обстояло на самом деле. Артемис стала замкнутой и необщительной потому, что у неё на лице был серьёзный недостаток - так называемое “винное пятно”, однако Уэйд полюбил девушку вопреки этому дефекту кожи.

Та же история - с VR-другом Уэйда по имени Эйч. В конечном итоге выяснилось, что это темнокожая лесбиянка с проблемой лишнего веса! Три в одном! Но Уэйду всё равно: парень справедливо рассудил, что виртуальная реальность во многом важнее реальной (правильно, Уэйд, так и есть), и в конечном итоге без разницы, кто управляет привычным аватаром. Казалось бы, это ли не правильная - в кои-то веки! - политкорректность?

Но нет, критики недовольны. Оказывается, то, что Уэйду “всё равно” - это лишь жалкая, трусливая полумера. Главный герой должен был возрадоваться тому факту, что его друг (виртуальный) мужик - на самом деле темнокожая толстая лесбиянка. Он обязан был вострубить всему свету об этом факте в соцсетях, и сразу же начать защищать Эйч от троллей и нападок, которые наверняка воспоследуют.

Такой вот моральный и идеологический тупик. Что не сделаешь - всё плохо. “Первому игроку приготовиться” Эрнеста Клайна из священного писания поп-культуры 80-х превратился в грязную книжонку фашиствующих молодчиков, сгоряча выбравших Трампа (кроме всяких шуток - считается, что Gamergate помог создать критическую массу электората президента США). Остаётся надеяться на то, что “Первому игроку приготовиться” Стивена Спилберга будут оценивать адекватно, временно абстрагировавшись от истошных воплей Саркисян и компании.

Также по теме