0

Тень знаний

Тень знаний

Сегодня 1 сентября, День знаний. Мы от души сочувствуем всем, у кого закончились летние каникулы. Мужайтесь.

Тем временем, редакция Gmbox.ru решила проверить — чему на самом деле можно научиться в образовательных играх? Мы изучили СКОЛЬКО-ТО проектов соответствующей направленности и пришли к неоднозначным выводам.

Wally Bear & The NO! Gang (1992)

Медведь Уолли — строго положительный персонаж: катается на скейтборде, носит модную кепку и очки и никогда, никогда, никогда не вдыхает дым плохих папирос, не говоря уже о шприцах и вредных порошках. Быть правильным подростком — очень трудно, и Уолли ненавидит весь мир: его атакуют птицы и бульдоги, не говоря уже о прямоходящих крысах, которые буквально суют ему под нос мерзкие вещества. Теоретически эта игра, разработанная в сотрудничестве с Американской Медицинской Ассоциацией, должна была отвадить подростков от употребления всего нехорошего, но выглядела она настолько топорно и глупо, что после пяти минут возникало желание, как минимум, немедленно выпить. Тем не менее, горячая линия 1-800-HI-WALLY для детей, не уверенных в своей силе воли, работала на протяжении 15 лет после выхода игры.

The Typing of the Dead

Вообще-то в House of the Dead 2, как и во всех играх серии, главное оружие игрока — световой пистолет. Но в 1999 году Sega решила заняться просветительством и выпустила модификацию аркадного автомата, в которой пистолеты были заменены на полноценную QWERTY-клавиатуру. В The Typing of the Dead нужно было бороться с зомби, быстро печатая появляющиеся на экране слова. Несмотря на то, что все это звучит крайне глупо, по сообщениям очевидцев игра была очень даже хороша (японский Famitsu поставил ей 35 баллов из возможных 40). Если не верите, то в ближайшее время у вас будет возможность убедитсья в этом лично: ремейк игры для iOS уже анонсирован. Пока, впрочем, только для Японии.

Adventures in Sex City

Утверждается, что эта игра создана с целью пропаганды профилактики венерических заболеваний среди подростков. В каком-то смысле создатели игры (между прочим, разработанной под патронажем правительства Канады) добились цели: даже после беглого взгляда на Adventures in Sex City желание заниматься сексом может пропасть на непредсказуемый срок. А что происходит внутри! «Секс-команда» состоит из четырех супергероев с крайне двусмысленными именами и биографиями: есть, например, капитан Кондом — наполовину человек, наполовину — презерватив (ей-богу!). Вместе они борются со зловещим Спермотроном — тестостероновым качком с пенисами вместо рук и сгустками спермы в форме акул — в качестве основных боеприпасов. Вступивший в силу закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» не позволяет нам пускаться в дальнейшие описания. Мы, честно говоря, даже немного этому рады.

Sweatshop

Sweatshop (буквально — «потогонка») — общепринятое название фабрик в странах третьего мира, где шьются все кроссовки, джинсы, куртки и вообще все, что на вас надето прямо сейчас. Условия труда на них рабские: круглосуточно работающий конвейер, от которого работники не могут отойти даже по нужде — под угрозой жутких штрафов в два месячных жалования. Это при том, что зарплаты там и так вполовину меньше прожиточного минимума; про технику безопасности и медицину говорить не приходится.

Одноименная игра предлагает возглавить одну из таких фабрик и наладить производство одежды: нужно нанимать персонал разного профиля, устанавливать кулеры, чтобы работники не падали на конвейер от обезвоживания и радио, чтобы шевелились под музыку веселее. В общем, такой Tower Defence (с апгрейдом «юнитов» и «волнами» заготовок, как положено), только про мексиканских чернорабочих и под ернические комментарии старшего менеджера («Дети дешевле, но медленее работают!»).

Еще тут отличная анимация и убойный восьмибитный саундтрек: затягивает не на шутку, но есть одна проблема. Чтобы фабрика эффективно работала (а вы — получали золотые звездочки за прохождение уровней), вам именно что придется забыть про права человека и загонять трудяг до смерти, и игра в итоге как будто оправдывает все ужасы «потогонок». Хотя разработчики, кажется, планировали донести до нас совсем другое…

Real Lives 2010

Смысл игры Real Lives в том, чтобы познакомить жителей прогрессивных стран с образом жизни их чуть менее обеспеченных соседей по планете — например, Эфиопии, Камбоджи или Ботсваны. Весь игровой процесс строится на текстовых сообщениях и простых таблицах, с помощью которых мы следим за жизнью виртуального человека, сгенерированного на основе реальной демографической статистики. Жизнь непредсказуема, особенно если ты родился в стране третьего мира: шансы даже на младшее школьное образование равны нулю, работать начинаешь с 12 лет (или фермером, или бомжом), денег не хватает, а мама, несмотря на это, регулярно радует семью пополнением. Сообщение о текущем положении ваших дел перемежаются с обстоятельными справками по географии, истории и прочим отраслям жизни в вашей стране. Из которой, впрочем, при удачном стечении обстоятельств можно эмигрировать. Для острастки приводим выдержки из путевого дневника Стаса Ломакина, которому выпала возможность прожить жизнь простого паренька из вьетнамской деревни.

  • Меня зовут Тьян О, я живу в деревне недалеко от города Сяо Бан. Когда я родился, маме было 21, папе — 19. Сестренке год, братику — три. В пять месяцев у меня прорезался первый зуб, в 8 я научился ползать, в 12 — ходить. Нормальный мальчик.
  • Отца после моего рождения почти сразу забрали в армию, поэтому брат с сестрой с самых младших лет пошли на работу. Спустя два года мама родила нам еще одну сестренку. Странно, отец же был в армии.

  • В шесть лет я пошел в школу, но потом заболел анкилостомой и меня оттуда выгнали. С сестрами и братом в итоге вышло так же. В 12 лет мне впервые предложили покурить. Я отказался и твердо решил никогда не курить. Когда мне было 13, мама устроилась на полставки на текстильный завод, а я стал бродягой — какой-никакой заработок. Увлекся чтением, музыкой и живописью.
  • В 14 лет встретил свою первую любовь, но прежних увлечений не оставил. Снова предлагали курить, но я отказался — зато пристрастился в выпивке. В итоге расстались — сколько их еще потом было… В 16 подумал, что хочу стать библиотекарем или хотя бы водителем грузовика, но первые у нас в деревне не нужны, а вторых достаточно. Пошел в сапожники, стало легче.

  • В 20 лет впервые понял, что стал алкоголиком. Четвертая девушка предложила выйти за нее, но я не стал торопить события; в итоге расстались. В 24 наконец-то накопил денег на новое жилье, но потом вернулся назад — мама внезапно запила, а отец получил травму на производстве и я остался единственным кормильцем.
  • По всей стране наводнения и голод, но у нас все в порядке.

  • В 30 лет снова переехал в новый дом, наконец-то стал водителем грузовика. Курить так и не начал, но выпивал часто. Попробовал легкие наркотики, быстро бросил. Все женщины одинаковые — почти сразу предлагают на них жениться, но я пока не готов. Тем более, им всем нужно внимание — а я так люблю музыку и книги!
  • В 36 лет понял, что пора подумать о семье — на работе платят неплохо. Девятая женщина оказалась как нельзя кстати, родила мне прекрасного сына, но денег не хватает катастрофически. Попробовал вложиться в одно дельце — прогорел до основания, может и обманули, я не знаю. В 40 решили с женой эмигрировать в Россию; денег не законный въезд не нашли, а на границе нас поймали и депортировали обратно.

  • По возвращении устроился в бакалею, жизнь вроде наладилась, вот только сестра умерла от диабета. Отец с мамой давно не работают, часто болеют. Жена родила дочку, назвал ее в честь сестры — Хоа.
  • В 50 умер отец, а потом и мать. Работа спорится, только время от времени дом грабят. Все еще думаю о эмиграции.

  • В 54 получил на работе повышение, сын учится в школе, дочка тоже пошла, денег не очень много, но бросать школу не разрешаю.
  • Год спустя решились-таки на эмиграцию — нашлись деньги. Переехали всей семьей в Армению. Жена устроилась портнихой, я — снова водителем. Зажили отлично, все при деле. Вторая сестра во Вьетнаме здорова, вышла замуж в третий раз.

  • В 58 снова начал выпивать, на работе сказали, что я слишком стар.
  • В 59 я умер от болезни почек.

Материал подготовили: Андрей Загудаев, Георгий Курган, Станислав Ломакин и Александр Трифонов

Иллюстрация из х/ф «Большая перемена»

Также по теме

Также по теме