3

Главные водители-маньяки из кино

Главные водители-маньяки из кино

21 мая в продажу поступает Carmageddon: Reincarnation — четвертый выпуск самой яростной и хищной гоночной серии в истории видеоигр. По этому поводу Gmbox вспоминает самых ярких маньяков-водителей (а также самодостаточные автомобили-убийцы), порожденных массовой культурой за последние полвека. Обращаем внимание: в заметках о фильмах возможны небольшие спойлеры.

Ключевые представители жанра

«Дуэль»

Первые знаковые картины про зло на колесах появились в культуре около полувека назад — вслед за новым расцветом автомобильного бизнеса после второй мировой войны. Главным из них стала, пожалуй, «Дуэль» Стивена Спилберга — сверхуспешная экранизация одноименного рассказа Ричарда Мэтисона про то, как трехосный бензовоз гоняет посреди пустыни «Плимут» испуганного коммерсанта. Спилберг окончательно размыл грань между машиной и ее владельцем: в отличие от рассказа, где у злодея было как минимум имя, в фильме значение имел лишь сам грузовик — первородное зло, неумолимый многотонный демон из металла, стремящийся уничтожить по одному автомобилю в каждом штате Америки (эту деталь придумал сам режиссер). В своем поджанре «Дуэль» стала классикой: хоррормейкеры до сих пор активно цитируют это кино.

Частично похожую, но в целом куда более печальную судьбу имеет «Бульдозер-убийца» 1973 года. Это тоже экранизация рассказа (первоисточником послужила история фантаста Теодора Старджона), тоже снятая на скромные деньги для телевидения и тоже про бесноватую махину с непростым характером. Однако до статуса «Дуэли» фильму Джерри Лондона далеко: речь о безыскусном, но по-своему забавном хорроре, в котором метеорит оживляет бульдозер Д-9, и тот увлекается геноцидом людей. Посмотреть «Бульдозер-убийцу» стоит ради финала, где на бой с механическим злодеем выползает экскаватор.

 «Смертельные гонки 2000»

Триллер «Смертельные гонки 2000», снятый за четверть века до миллениума, также имеет литературный фундамент в виде рассказа («Гонщик» Иба Мельхиора). Интересно, что без картины Пола Бартела (и звезды exploitation-жанра Роджера Кормана, который выступил продюсером картины) могло и не быть никакого Carmageddon: именно концепцией «Смертельных гонок», согласно которой гонщики в Штатах будущего сбивают людей ради призовых очков, вдохновлялись создатели игры. Трехкопеечный футуризм, юный Сильвестр Сталлоне в роли пулеметчика-женоненавистника, сцена с кровавой эвтаназией у здания госпиталя и наивный сатирический пласт — «Гонки» стали образцом би-муви 70-х.

По-своему занимателен и «Автомобиль» 1977 года. Это гибрид не слишком внятного детектива (сюжетные виньетки сценаристы развивают неохотно и явно больше озабочены самой машиной) с мощным триллером: согласно сценарию, городок в Нью-Мехико атакует большой, черный, неуязвимый к внешним повреждениям (и плюс ко всему очень мстительный) седан. Безусловно, этот монстр в хромированном корпусе — один из самых удачных образов автомобиля-убийцы в кино.

«Кристина»

Уже в 80-е Стивен Кинг, главный в мире мастер демонизировать предметы быта (вспомните хотя бы сушилку-убийцу), выпустил роман про Кристину — «Плимут Фурию» со злым духом внутри. Историю о том, как затравленный юноша попал под чары ревнивой девушки в облике машины знают, кажется, все — как минимум, благодаря экранизации Джона Карпентера. А вот другой триллер по Кингу, «Максимальное ускорение», известен уже меньше: несмотря на то, что история эта тоже яркая (в основе — рассказ «Грузовики»), картина оказалась вялой. Хотя и тут не обошлось без любопытных деталей, вроде группы AC/DC за кадром; саундтрек для би-муви о взбунтовавшихся грузовиках лучше не придумаешь.

Что нам предлагают новые фильмы?

Авторы хорроров про транспорт долгое время перемалывали культурное наследие 70-х и 80-х. Выходили ремейки (скажем, то же «Максимальное ускорение» в 1996 году было переснято под заголовком «Зона 51») и беззубые парафразы, волна которых запустилась лет двадцать назад и все никак не утихает (см. хотя бы бесконечные современные итерации «Смертельных гонок»). Задерживать внимание на лентах 90-х едва ли имеет смысл: главные сюжеты, как ни крути, оформились раньше. Гораздо интереснее состояние жанра сегодня. Несмотря на непрекращающийся поток подражаний классике, в 21 веке персонализировать зло автомобилем уже не модно: в новых хоррорах транспорт редко обходится без водителя и чаще всего служит чем-то вроде спецоружия для убийцы в человеческом обличье. Вот несколько примеров для понимания общей картины.

В фильме Майкла Дэвиса «Дорожное чудовище» (2003) двое друзей выезжают на свадьбу давней знакомой, но встречают угрозу собственным планам в виде грузовика на монструозных колесах. В ключевой сцене фильма один из героев распахивает люк чужой машины и мочится внутрь; чуть ли не до самой развязки попытки разъяренного водителя размазать мужчин по асфальту те будут связывать исключительно с этим инцидентом. Хотя на деле мотивы убийцы оказываются куда любопытнее: позже нас знакомят с его друзьями и их оккультным бытом. В конце концов героям удается применить инфернальное авто в свою же пользу.

«Волчья яма»

Для злодея из дилогии «Волчья яма» (2005, 2013) — мужчины с бакенбардами, винтовкой и арсеналом специфических шуток — грузовик тоже был важным вспомогательным средством. В этом контексте особенно любопытен сиквел: уже в начале герой мстит тандему грубых полицейских, метко пробив одному из них череп выстрелом прямо на ходу, из кабины. Далее по сценарию идет вольное изложение картины «Дуэль», в котором маньяк-австралиец за рулем стальной махины преследует «легковушку» перепуганного до смерти туриста, сшибая на своем пути все, включая стаю кенгуру; машина его, впрочем, быстро приходит в негодность. А вот в первой части автомобиль выручил уже жертв убийцы — на угнанном транспорте две девушки сумели инсценировать свою смерть, обыграв (на время) хищного аборигена.

«Доказательство смерти»

В «Доказательстве смерти» Квентина Тарантино (2007) бывший каскадер развлекается тем, что сажает девушек в «Шевроле Нову», набирает скорость и провоцирует аварию: благодаря остроумному устройству салона пассажирки разбиваются насмерть о пластиковую кабину (или, скажем, ломают шею при резком торможении авто), в то время как мужчина обходится травмами различной степени тяжести. Это, конечно, в известной степени ответ картинам 70-х с их поэтизацией насилия: автомобиль у Тарантино не сходит с ума и не превращается в женщину, здесь это лишь инструмент, позволяющий человеку хладнокровно казнить других людей; оружие столь же простое и действенное, как топор или, скажем, бензопила.

Впрочем, подобное торжество формализма совсем не означает, что триллеры про рев мотора стали сегодня менее яркими. Тот же Carmageddon, где автомобиль служит инструментом для попадания в топ маньяков-водителей, по спектру вызываемых эмоций вполне способен потягаться с «Дуэлью» Спилберга. Разве что монстр в этой гонке — не мутная фигура за рулем, а лично вы.

Проходим «Ведьмака 3» вместе
Во что поиграть в июне-2015
Экшену Bloodborne пообещали дополнение

Также по теме

Также по теме